22:43

«Волшебная лампа Аладдина»

%d0%bb%d0%b0%d0%bc%d0%bf%d0%b0В справедливости слов руководителя моей студенческой практики заведующего отделом газеты «Слава Севастополя» Геннадия Ищенко, что Севастополь очень любят киношники, я убедился ровно через неделю после выхода моего репортажа о подводных съемках фильма о советских подпольщиках в годы Великой Отечественной войны «Их знали только в лицо». В редакции «Слава Севастополя» стало известно, что в степи неподалеку от бухты «Омега» силами специалистов-декораторов «Мосфильма» строится… восточный город.
…Знойное крымское лето 1966 года. На небе ни облачка. Я уже четверть часа иду по выжженной солнцем степи, ориентируясь по петляющей грунтовке, наполовину заросшей уже пожелтевшей травой. Еще нет и десяти утра, а зной нарастает с каждой минутой. И вдруг – легкий ветерок, несущий приятную прохладу с близкого моря. А вскоре показалось и оно, а чуть в стороне — белоснежные арки восточного дворца, башни минаретов, старинные крепостные стены.
Направляюсь туда. Улицы восточного города ещё пусты, а вот рядом — людская суета, в которой вскоре угадывается четкий порядок. Видно, что каждый человек занят своим делом, которое выполняет быстро, но без суеты. Буквально за минуты из окрашенной под белый камень фанеры поднимаются стены дома.
— Здесь будет жить Аладдин со своей мамой, — поясняет мне Александр Локосов — асистент режиссера будущего фильма по одноименной сказке из «Тысяча и одной ночи». – Ставит фильм молодой, но уже опытный кинорежиссер Борис Рыцарев.
Я уже знал, что режиссеру всего 36 лет, в 1958 году окончил режиссерский факультет Всесоюзного государственного института кинематографии (мастерская Сергея Юткевича), первый его фильм — «Юность наших отцов», снят по роману А.Фадеева «Разгром». Кстати, сценарий этого фильма он написал сам. Затем в этом же году – в 1958-м – Борис Рыцарев снял фильм «Атаман Кодр», далее с интервалами по два года — ленты «Выше неба», «Сорок минут до рассвета», «Валера».
«Волшебная лампа Аладдина» — шестой фильм Бориса Рыцарева. Забегая вперед, скажу, что он как режиссёр получил известность в 1966 году после выхода на экраны этого фильма-сказки, и посвятил этому жанру большинство последующих работ. После «Волшебной лампы Аладдина» с 1969 по 1988 годы он снял десять фильмов, среди которых «Весёлое волшебство», «Огоньки», «Иван да Марья», «Принцесса на горошине», «Подарок чёрного колдуна», «Ледяная внучка», «На златом крыльце сидели…». А за фильм «Принцесса на горошине» (1977г.) он удостоен специального диплома жюри Всесоюзного кинофестиваля «За творческие усилия в развитии жанра сказки» в конкурсе фильмов для детей и юношества. В 1995 году, буквально накануне его ухода из жизни, Борису Рыцареву было присвоено звание Заслуженного деятеля искусств Российской Федерации.
Как-то неожиданно все куда-то подевались, осталась небольшая группа, толпившаяся за киносъемочной камерой, да в центре пожилая женщина в обычной для Востока одежде и мальчишка лет 10-12. Мне пояснили: мальчишка — это Аладдин, а пожилая женщина – его мать.
Очень коротко напомню сюжет фильма. В Багдад приходит злой волшебник из Магриба, чтобы найти юношу по имени Аладдин: колдовство открыло ему, что в его силах отыскать волшебную лампу, в которой живёт джинн, умеющий исполнять любые желания.
В Багдаде живет дочь султана, красавица Будур. Всякий, кто посмеет взглянуть на нее, будет казнен. Но своевольная и капризная принцесса заставляет Аладдина взглянуть на нее. Юноша как увидел принцессу, так сразу в нее и влюбился. А волшебная лампа со всемогущим джином, готовым выполнить любой приказ повелителя, помогла Аладдину сохранить свою любовь и справиться с Магрибинцем.
По традиции было снято несколько дублей мизансцены: с одной стороны, чтобы при монтаже выбрать лучший, а с другой (всякое бывает!) – вдруг брак кинопленки.
Объявили перерыв. Когда проходил мимо матери Аладдина, она, отвлекшись от беседы с помощником режиссера, вдруг спросила меня:
— Молодой человек, а я вас не знаю. Вы актер?
Несколько смутившись, пояснил, что я студент-практикант, пришел на площадку писать о съемках кинофильма.
— Вах! Студент! А ты сегодня завтракал?
— Конечно, — соврал я.
— Ай-яй-яй! Нехорошо обманывать пожилую женщину.
Из большой жестяной коробки достала бутерброды с тогда очень дефицитной сухой колбасой и сыром, из большого термоса налила чай. Всё это она делала с доброй поистине материнской улыбкой, от которой исчезло моё смущение первых минут, стало хорошо и спокойно.
— Бутерброды это, конечно, не хачапури, — приговаривала она. – Будешь в Тбилиси, без стеснения заходи ко мне в гости. Я тебя угощу такими хачапури, что до конца дней своих будешь помнить их волшебный вкус.
Это была Екатерина Варламовна Верулашвили — Заслуженная артистка Грузинской ССР, Народная артистка Грузии. Она прожила большую и интересную жизнь. Перед самой войной, в 1940 году, после окончания Тбилисского театрального института имени Ш.Руставели стала работать в Кутаисском драмтеатре имени Л.Месхишвили, а в 1942 году ушла добровольцем на фронт, где служила в зенитных частях войск ПВО.
После службы в армии она — актриса драмтеатров в городах Хашури, Гори, Теславиа, а с 1956 года — в академическом театре имени К.Марджанишвили в Тбилиси. Екатерина Варламовна была настоящей королевой эпизода, мастером эксцентрики. Её героини — простые женщины, крестьянки — смешные и неунывающие, напористые и крикливые, добрые и весёлые. Появление актрисы на экране всегда вызывало улыбку. Наиболее известные работы в кино: «Под одним небом» (косметолог), «Добрые люди» (глухая), «Я, бабушка, Илико и Илларион» (крестьянка), «Кто оседлает коня» (Мараса), «Летние рассказы» (Дареджан), «Я вижу Солнце» (хозяйка козы), «Встреча с прошлым» (Акваринэ), «Не горюй!» (Тамар), «Бабушка и внучата» (Матико), «Ожидание» (Катюша), «Хатабала» (плакальщица), «Гела» (спекулянтка), «Совсем пропащий» (мисс Уотсон). А после выхода в прокат «Волшебной лампы Аладдина» роль матери Аладдина принесла Екатерине Варламовне всесоюзную популярность.
В этот же день я познакомился Андреем Андреевичем Файтом — одним из самых известных острохарактерных артистов советского кино. На тот период ему было уже за шестьдесят, но на съемочной площадке он ничуть не уступал молодым актерам. Видимо, это потому, что в молодости он увлекался биомеханикой и спортом.
На протяжении всей своей творческой карьеры в кино Файт играл в основном отрицательные роли. Его первые фильмы — «Особняк Голубиных» (1925) и «Золотой запас» (1925) режиссёра В.Р. Гардина. Он — один из участников «Броненосца Потёмкина» Сергея Эйзенштейна – по мировому признанию – лучшего фильма всех времен и народов. Он относился к тем актёрам немого кино, которые легко и безболезненно освоились со звуковым.
Закончив последнюю свою немую картину у М.И. Ромма «Пышку», Файт почти одновременно начал сниматься в первой своей большой роли уже в звуковом фильме «Великий утешитель» (1933). Здесь Файт сыграл не просто мелкого мерзавца, а нечто большое и опасное: порождение страшного мира наживы, человека опустошённого, циничного до мозга костей, но по-своему неглупого, наделённого житейским здравым смыслом.
Затем последовало много разнообразных ролей негодяев, которые по праву принесли ему известность у режиссёров и зрителей. Своеобразная внешность Файта в соединении с великолепным владением гримом легко доводила посетителей кинотеатров до состояния неприятия героев, образы которых он создавал в таких картинах, как «Ледяной дом» (1928), «Золотое озеро» (1935), «Джульбарс» (1935), «Высокая награда» (1939), «Морской ястреб» (1941), «Встреча на Эльбе» (1949).
Но им были созданы и немногие положительные образы: например, в фильме «Весёлая канарейка» (1929). А в картине «Выстрел в тумане» (1963) актёр даже играл разведчика, но сам Файт говорил смеясь: «Это ещё слишком мало, чтобы искупить всё плохое, содеянное мною на экране». В 1950 году он был удостоен звания Заслуженного артиста РСФСР.
Актёрская палитра Андрея Файта была бесконечно богата. Практически без всяких внешних усилий он мог выразить любое человеческое состояние. И то, что ему не приходилось думать о средствах выражения, облегчало поиски сущности образа. Но, конечно, большое значение имел и внешний облик актёра. Даже уже очень немолодой, Файт был всегда подтянут, сдержан, точен. Он всегда находился в творческой форме. А быть всегда в форме — это непросто, этому нужно долго учиться.
На несколько дней съемки приостановились: ждали приезда одной из героинь фильма – царевны Будур. На эту роль была приглашена юная студентка Тбилисского хореографического училища Додо Чоговадзе. Она, как несовершеннолетняя, приехала с мамой. Когда будущей царевне Будур представили Аладдина, девушка с удивлением и с ещё детской непосредственностью воскликнула:
— Это Аладдин? И я в него должна влюбиться?!.
Действительно, парнишка, приглашенный на главную роль, рядом с Додо явно не смотрелся: она – изящная восточная красавица и он – подросток, хотя симпатичный и, безусловно, как актер талантливый.
И вскоре на съемочной площадке появился новый Аладдин – актер Борис Быстров – парень-красавец 21 года. Он только что окончил Школу-студию МХАТ, получил приглашение в московский театр Ленинского комсомола (мечта многих талантливых актеров). Съемочная группа его сразу приняла как своего: уж очень гармонично смотрелись царевна Будур и Аладдин.
А Додо Чоговадзе, несмотря на юный возраст, в кино была не новичок: в десятилетнем возрасте она снялась в фильме «Маленькие рыцари». Спустя три года маститый московский режиссер Станислав Ростоцкий, увидев в картотеке фотографии Додо, загорелся мыслью снять её в роли Бэлы в экранизации первой части книги Лермонтова «Герой нашего времени». Партнером должен был быть замечательный актер Владимир Ивашов. Девушка вместе с мамой приехала на пробы в Москву. Они прошли успешно. А когда Ростоцкий узнал, что Додо всего 13 лет, он схватился за голову: «Да меня в тюрьму посадят за совращение малолетней…»: в фильме предполагалось немало любовных сцен. Так Додо и не снялась в «Бэле», хотя очень мечтала об этом.
Нечто подобное случилось и с «Волшебной лампой Аладдина». Когда Додо по картотеке выбрали на роль царевны Будур, они с мамой решили немного приврать, сказав Б.Рыцареву, что ей 15 лет, хотя на самом деле девушке едва исполнилось 14. Обман раскрылся неожиданно. Вся съемочная группа решила с помпой отметить день рождения самой юной актрисы. Поставили на стол роскошный торт, надарили подарков, стали поздравлять с 16-летием. А ведь на самом деле ей исполнилось всего 15. Додо стало стыдно, она громко разрыдалась и убежала. Её догнал Отар Коберидзе, он играл в фильме султана, отца царевны Будур. По отечески погладив по голове, спросил: «Ты чего, дочка?!» Тут-то она и призналась, чем вызвала у всей съемочной группы хохот.
На съемках «Волшебной лампы Аладдина» у Додо вспыхнула первая любовь. Она безумно влюбилась в оператора Константина Загорского. Тайком от мамы бегала к нему на свидания, хотя та строго следила за дочерью. Но для любви, как известно, преград нет… А с Борисом Быстровым у Додо сложились только дружеские отношения.
Кинематографическая карьера у Додо Чоговадзе не сложилась. После «Волшебной лампы Аладдина» она снялась в фильме «Ночные ведьмы». Специально для неё были написаны сценарии фильмов «Русалочка» и «Аэлита» — снимать их должен был все тот же Борис Рыцарев. Но автора этих сценариев Александра Червинского посадили, вроде, по политическим мотивам. И съемки, конечно, отменили. Жизнь в искусстве непроста: два-три года простоя — и о тебе забыли.
Додо Чоговадзе стала профессором танца, преподавала ритмику на кафедре сценического движения Тбилисского театрального университета.
*
…Окончания съемок «Волшебной лампы Аладдина» я не дождался: закончилась практика, и я уехал из Севастополя, на всю жизнь оставив в сердце любовь к этому великому городу.

Леонид ЯКУШИН.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!