21:28

Житие мое: Дом на Мостовой. г.Отрадное

 

мостовая сайтСколько лет этому дому жильцы уже не припомнят. Впрочем, они и не называют ЭТО домом, хотя вот уже скоро тридцать лет как живут здесь, стараясь всеми силами обеспечить себе более-менее комфортный быт и уют. Изначально казарма предназначалась для временного проживания железнодорожников и была рассчитана на пять «квартир». Сейчас здесь остались две семьи. Управление ЖД для удобства строило такое жилье для своих работников в самой непосредственной близости от фронта работ.

Одна из проживающих, Ксения Алексеевна, двадцать лет отработала монтером железнодорожных путей. Работа не из легких. Наверное, вам приходилось видеть таких тружениц путей в ярко-оранжевых жилетах, которые и в жару, и в лютый мороз с ломами и отбойными молотками ворочали шпалы, меняли рельсы, чистили от снега железнодорожные стрелки, обеспечивая безопасность пути для поездов. Сначала Ксения Алексеевна со своей семьей жила в такой же казарме на станции Жарок. Там она проработала одиннадцать лет. В 1988 году ее перевели в Отрадное, предоставив жилплощадь на Мостовой улице, 5. Сейчас Ксения Алексеевна давно на пенсии, но пейзаж за окнами никак не меняется. В нескольких метрах — железная дорога с регулярно проносящимися мимо вагонами поездов, а прямо за ней открывается чудный вид на кладбище. Человек привыкает ко всему, даже к постоянному грохоту составов, а вот здание от вибрации деформируется, поэтому дом давно покосился, дверные проемы разъехались, стены местами перестали соединяться с потолком — видны зияющие дыры и щели. Но в целом дом пока стоит… До чего же добротное строение из пропитанного креозотом бруса! Из него изготавливают шпалы — вечный материал. А посему жильцы двух квартир до сих пор остаются пленниками этого дома.

Вы говорите, что у вас горячая вода ржавая из кранов течет? Батареи еле теплые? Безобразие, конечно. Но в этом доме сих благ никогда не было. Живительную влагу жильцы таскают для своих нужд из колонки в любую погоду. Соответственно нет и канализации, отработанную воду выносят и просто сливают во дворе. Туалет на улице — обычный деревянный сортир с круглосуточным проветриванием. Мусорных баков поблизости нет, мусор жильцы сжигают самостоятельно. Раньше имелись хозпостройки, но со временем и из-за весеннего пала сухой травы всё превратилось в пепел.

Отопление, по задумке «архитекторов», было индивидуальным: огромный бак на чердаке к зимнему сезону наполнялся вручную, оттуда вода циркулировала по внутренним батареям, а для ее разогрева в прихожей была установлена печка-буржуйка, которую топили дровами или углем. Было всегда тепло, утверждают жильцы, но в один прекрасный момент батареи просто развалились — рассыпались от ветхости. Да и немудрено, ведь жилье-то предназначалось для временного проживания! Кто же мог подумать, что нет ничего более постоянного, чем временное?

Жильцы обратились за помощью в жилконтору, где им и сообщили хорошую новость: ремонта не будет, потому что их скоро расселят — управление ЖД передает свое ведомственное жилье в ведение города вместе с приличными субсидиями для решения проблем принадлежавшего некогда им служебного имущества. Это была действительно радостная новость. Но… город  дом не принял. Кому нужен такой балласт?

Так жильцы дома на Мостовой улице оказались брошенными на произвол судьбы, и в течение пяти лет были, как они сами говорят, бомжами с пропиской: ни справок взять, ни паспорт поменять, ни субсидии получить… Не приходили и квитанции за свет — никаких документов ведь не существовало. Жильцы пытались достучаться до местных властей, но зачастую перед ними просто закрывали двери. Тогда они написали письмо представителю президента в Северо-Западном регионе, и началось какое-то движение. Город согласился рассмотреть вопрос. Прошло еще три года, и лишь в 2008 году дом был принят на баланс, пришли квитанции с пятилетней задолженностью, которую жильцы постепенно выплатили, и, наконец, их поставили в очередь на расселение. Администрация города никак не могла решить, что с ними делать! Сначала жильцы дома на Мостовой улице проходили по программе расселения ветхого жилья, потом по программе аварийного жилья. Какой бы новый дом не строился в городе, им — на словах — обещали там заветные квадратные метры. Из года в год в течение еще семи лет люди жили в надежде, что их жилищный вопрос вот-вот решится. Выросли внуки, ушли на съемные квартиры, появились правнуки, но в злосчастный дом было невозможно даже прописать новорожденных. Ведь в аварийное жилье детей прописывать негуманно. А растить?.. Жильцы терпеливо ждали перемен. В 2014 году их надежда приобрела реальные формы: после очередной комиссии на фасаде была установлена табличка с текстом, что их дом будет непременно расселен не позднее 30 ноября 2016 года, и указанием ответственных лиц и телефона горячей линии. Табличка — гарант, броня! Но срок вышел…

Однако мои собеседницы пребывают в полной уверенности, что этой весной они все-таки попрощаются с аварийным домом на Мостовой и многолетняя эпопея закончится самым долгожданным событием в их жизни, потому что они видели планы их будущих квартир и полностью доверяют обещанию главы администрации города предоставить им жилье в доме, строящемся на улице Победы. Здесь им уже выделены четырехкомнатная квартира на восемь человек для одной семьи и пятикомнатная квартира на десять человек для другой. Нынешняя администрация города отнеслась к их проблеме внимательно и держит вопрос под контролем. Сегодняшний срок их расселения, судя по информации на сайте, — апрель этого года. Пока им не выдали ордера, но женщины уже строят планы по обустройству и считают дни до переезда.

Очень хочется на этой позитивной ноте закончить повествование о мытарствах семей, оказавшихся заложниками столь скверных обстоятельств, и искренне порадоваться, что эта история так близка к хеппи-энду. Все-таки весна — пора надежд и перемен. Перемен к лучшему.

 

В гостях была

Татьяна Пангина

 

P.S. А мы обязательно навестим новоселов и отчитаемся на наших страницах небольшим фоторепортажем.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!