12:36

Иван Бельский: как важно прививать верные ценности.

«Я с самого детства пытался понять, чего хочу, что у меня есть на сегодняшний день, и чего я должен достичь» — рассказывает 24-летний выпускник детского дома Иван Юрьевич Бельский.

Глядя на этого приятного, хорошо одетого молодого человека с прекрасными манерами и широким кругозором, мысль о том, что он рос без родителей, даже не закрадывается. Потому что Иван — один из тех, кто ломает стереотип представления о человеке, воспитанном в детском доме. Один из тех, кто собственным примером каждый день показывает окружающим, что нет ничего невозможного. Даже если с самого начала в жизни всё сложилось не так, как хотелось бы.

«К сожалению, я не знаю, что такое семья, всё, что было у меня при рождении — это вес в 940 грамм, диагноз «гидроцефалия» и мама, которая написала отказную. Это ужасно сложно, но к этой мысли привыкаешь. Мне в 11 лет показали свидетельство о смерти родителей — отошёл в сторонку, поплакал и всё. Зато через трагедии формируешь в себе настоящую силу духа и воли.

Никогда не ставил перед собой каких-то идеалов, всегда знал, что нужно опираться только на свои силы. На сегодняшний день окончил Индустриально-Судостроительный лицей с красным дипломом, и для меня это большая гордость, потому что шесть лет назад я вошёл в это образовательное учреждение выпускником Коррекционного детского дома. Чтобы изменить что-то к лучшему, нужно было для начала поступить в вечернюю школу, а ведь поначалу меня туда не взяли, но я не стал сидеть просто так, весь последующий год снова активно готовился к поступлению. Через годик пришёл на собеседование, поразил директора школы словарным запасом и знаниями и окончил 8-9 классы за один год, причём с одной тройкой по русскому языку. Затем поступил на радиомеханика в тот же самый лицей, в котором получал и первое профессиональное образование. Но мечтой, о которой я твердил себе многие годы, было, конечно, поступление в Университет. Я готов был приложить все усилия для достижения этой мечты не для того, чтобы кому-то что-то доказать, а, прежде всего, чтобы объяснить своему внутреннему «Я», что возможно всё, лишь бы было желание, и сейчас я — студент Российского государственного социального университета в Москве по направлению «юриспруденция-бюджет»!

А вообще, ведь уже первоклассником, в Ефимовском, я задумывался о том, чего нужно добиться в жизни. Помню, прихожу в школу первоклашкой, стою на линейке 1 сентября 2003 года и говорю своей первой учительнице: «Тамара Григорьевна, а как же я в десятом классе буду учиться?». То есть я уже тогда думал о том, как осознанно выстроить будущее, как ответственно закончить учебные годы. И все девять лет, которые учился в коррекционке, окончил на «хорошо» и «отлично».

А ведь мой пример — не уникальный. Есть и другие достойные ребята, мы просто очень мало знаем об успешных выпускниках детских домов, а ребятам там нужны эти примеры, очень нужны. Кто-то из них прямо сейчас сомневается в своих силах, боится сделать первый шаг, потому что однажды уже предали, понимаете? Плюс к этому ведь у них очень мало грамотной и верно преподнесённой информации, оттого и хочется выступить мотиватором, чтобы увидеть в будущем больше состоявшихся ребят!»

Иван говорит спокойно, взвешивает каждое слово, но всё же видно, насколько близко к сердцу принимает он проблемы тех ребят, которые живут сейчас в учреждениях для детей-сирот, как важно для него быть услышанным ими, помочь им стать увереннее и успешнее.

«В последнем моём Ефимовском детском доме было очень непросто. Представьте, 150 человек, у каждого свой характер, свои потребности; и драки были, и недопонимание с интернатниками, и с воспитателями, бывает, поругаешься. Ну не может воспитатель, у которого в группе 15 человек, дать ту любовь, которую нужно, ему не разорваться физически. Хотя эти люди достойны самых лучших похвал, я с трепетом и уважением отношусь к моим воспитателям, учителям, ведь они выковали того Ивана Бельского, которого многие знают и ценят. Но, что ни говори, ни одно казённое учреждение не заменит ребёнку дом. В одной нашей большой комнате жило бок о бок десять самых разных мальчишек — ну как это?

Зато сегодня у меня, как у человека, который рос в детском доме, есть чёткое понимание того, чего ребятам в интернатах не хватает.

Считаю, что необходимо уделить самое пристальное внимание тому, чему учат этих детей, и тому, как их учат. В первую очередь, не хватает правовых основ и азов, хотя бы по 159-фз, законе о сиротах. Нужно юридически грамотно и на понятном ребёнку языке объяснять его права и обязанности, чтобы он понимал, куда может пойти, в какую структуру обратиться в случае каких-либо проблем. Вот есть вроде такой предмет, как обществознание, но на деле на нём редко кто объясняет ребятам их права с точки зрения существующего законодательства.

Нужно тщательнее проводить с детьми профориентационную работу, возить по предприятиям, прививать ответственность при трудовых отношениях, приучать не к красивой машине и подаркам, а к умению трудиться!

Было бы здорово проводить уроки по грамотности в ЖКХ — к кому опять же обращаться за помощью, как оплачивать коммунальные счета, объяснять формы взаимодействия с управляющими компаниями. В этом государство должно быть заинтересовано. В петербургских и областных интернатах сейчас есть социальные квартиры, куда можно поселиться и освоить социальные навыки, а в областях у сирот, которые живут за 300 км от города и дальше, таких условий пока нет, ну не доезжают добровольцы (кстати, вот ваши добровольцы из «Петербургских родителей» всё-таки доезжали до нашего далёкого поселения в Бокситогорском районе, но хотелось, чтобы чаще). Поэтому интернаты не должны находиться далее 100 км от крупного города. Ведь там всё, что хочешь, может происходить.

Знаете, ведь я всегда много работал, у нас в детском доме было 2,5 га огородов. Начинали мы трудиться в 10 утра, заканчивали к обеду, а летом при жаре поливали урожай. Помню, я следил ещё и за огородом директора, успевал бабушкам помочь в Ефимовском — складывал дрова, пропалывал траву, носил воду. А что — где-то вкусно покормят, где-то сто рублей сунут в карман, зато свой честный заработок, это великое счастье. Так с годами во мне и сложилась любовь к труду: нужно взять лопату — лопату возьмём, нужно вилы — и вилы.

Так вот — я считаю, что в современных интернатах, — и в области, и в городе, — стали уничтожать желание педагогов прививать детям труд, подростки элементарно не могут помыть пол, потому что им запретили это делать. А я считаю, что на бытовых нормах прививается социализация, через которую дети становятся достойными людьми своей Родины. Если они не готовят себе еду, швабру взять не могут и себя обслужить, то о чём мы можем говорить? О каком желании учиться или работать? Никто же не требует норм, делай то, что по силам, работы на всех хватит.

Что ещё важно для ребят? Важно, чтобы в них верили, чтобы сразу не указывали твоё место и потолок, чтобы было право выбора, нужно дать возможность решать и думать самому. Выпускник сегодня выходит из интерната и элементарно не знает, в какое учреждение ему идти дальше, учиться или работать.

Или вот дарят сиротам дорогие подарки, смешно, но в нашем областном детском доме постоянно не хватало элементарного — мыла, пасты, туалетной бумаги и тд. Не нужно баловать детей игрушками, нужны по-настоящему необходимые вещи для развития и интересов. Однажды, когда у меня спросили: «Что тебе подарить на Новый год?», я попросил книгу, в итоге привезли пособие «Как стать настоящим мужчиной?», там были разные советы — как завязать галстук и прочее, даже как приготовить яичницу или другие блюда. Это к вопросу о том, как важно прививать верные ценности.

Меня иногда спрашивают, в чём секрет моего широкого кругозора, красивого словарного запаса — я говорю, что 90% это книги. Читать нужно, больше читать. А про то, что ещё нужно ребятам в детских домах — это статьи не хватит.

Замечу, что психологи должны лучше работать с детьми, у которых и без того в сердце рана. В течение десяти лет я заполнял один и тот же психологический тест, понимаете? Да я выходил из кабинета психолога ещё более опустошённым, чем входил туда. И складывалось впечатление, что везде важны отчёты, люди не важны.

После выпуска должны быть программы «постинтернатного сопровождения» для ребят, так как это очень важный этап в их жизни. Мне в этом плане повезло, хочу поблагодарить БФ “Рауль”, который дал мне наставника Елену Гуревич, это был профессиональный человек, с которым я мог общаться без назидания, это была реальная помощь. Человек помогал мне оформить загранпаспорт, показал, как брать номерок в очереди в поликлинику и тд. Тьютор не делал это за меня, а говорил, как и что нужно сделать. Такое взаимодействие не должно носить воспитательный характер, ведь зачастую не хватает обычного общения за чашечкой чая, о том, что волнует, чего по-настоящему хочется достичь, какие есть препятствия, и что сегодня на душе.

А ещё важно прививать любовь к своей стране. Детей просто необходимо возить к культурно-историческим памятникам, знакомить с историей, тогда, может, и патриоты страны будут расти. Какой сейчас может быть патриотизм, когда их, считай, что предали, когда они считают, что виновато государство, которое допустило, чтобы родители себя так вели? Нужно стараться впредь не допускать такие жизненные ситуации».

Сегодня Иван Бельский — гражданский активист СПБ и ЛО и региональный представитель АНО «Мы нужны друг другу в СПБ», которая помогает выпускникам детских домов, посредством реализации двух социальных проектов — «Школа поварят», где ребята в ресторане учатся готовить с шеф-поваром, и «Правовая грамотность», когда к ребятам приходят студенты-юристы и рассказывают о том, как защитить свои права. Также совместно с партнёрами из компании «Ростелеком» и Общественным советом по правам детей при Уполномоченном при президенте по правам ребёнка в РФ год назад организации АНО «Мы нужны друг другу», в которой работает Иван, удалось запустить горячую линию, на которую может позвонить выпускник или воспитанник детдома и получить консультацию.

«Я считаю, — убеждённо говорит Иван, — что нужно стараться вовлекать и самих детей из детских домов в волонтёрскую и общественную жизнь. Если бы многие занялись этой социальной деятельностью, ситуация изменилась бы в корне. Уже не припомню, как во мне лично родилось желание помогать людям. Может, всё началось с того, что как-то в интернете я посмотрел сюжет о добровольцах, стал задумываться об этом. А, может, с того, что однажды меня, как члена общественного совета, делегировали во Дворец учащейся молодёжи СПБ. Там я вступил в добровольческое движение «Наше будущее в наших руках», купил фотоаппарат и начал помогать в качестве фотографа. Участвуя в этих мероприятиях, постепенно стал в них влюбляться, стал принимать участие в других событиях — субботниках, поездках к ветеранам. И однажды просто задумался о том, чтобы выбрать такой род деятельности, который бы приносил пользу не только мне. Вот государство меня содержало, и я тоже хочу быть полезным. Был, конечно, поначалу страх общества — как примут, не обзовут ли, не ткнут ли пальцем и, знаете, всякое бывало. Были те, кому я помогал, и те, кто потом обманывал, было безразличие, но во всём есть свои плюсы. Когда ты с самого детства живёшь в окружении большого количества людей, учишься чувствовать людей, глубже видеть. А ещё, несмотря ни на какую душевную боль и горе, я ведь всегда верил и верю в светлое будущее. Сила детской мечты — невероятно мощный стимул к достижению намеченных планов в жизни, так, к примеру, девять лет в Коррекционной школе я засыпал и просил Бога лишь на одну ночь оказаться в Петербурге, и вот отжил здесь уже 6 лет. Нужно по жизни быть оптимистом, несмотря ни на что, собрать волю в кулак и идти вперёд, зная и помня цену тому, что удалось достичь. Сейчас я регулярно поддерживаю связь с другими выпускниками. Они обращаются ко мне за помощью. И я стараюсь активно помогать им по мере своих возможностей».
Юлия Лебедева
Источник: Петербургские родители

Фото: Юлия Лебедева

Понравилась статья? Поделись с друзьями!