13:09

Ингерманландские финны. Часть вторая

Традиции, обряды и обычаи

Кухня ингерманландских финнов — это сочетание древних финских, русских деревенских и петербургских городских традиций. Основной пищей ингерманландских финнов были капуста и репа, а к концу XIX века стал картофель — они считались важнее хлеба! По понедельникам пекли на всю неделю черный хлеб в форме высоких ковриг из кислого ржаного теста. Делали лепешки из ржаной или ячменной муки, ели их с яичным маслом. По праздникам пекли разнообразные ватрушки и пироги. Похлебки были разные; щи из кислой капусты, реже — гороховый суп и уха. Каши варили чаще всего из ячменя. Были на столе молочные продукты: молоко, простокваша, творог, хотя большую их часть везли на рынки. Особой любовью пользовался овсяный кисель, его ели и теплым, и холодным, и с молоком, и со сливками, и с растительным маслом, и с ягодами, и с вареньем, и с жареными свиными шкварками. Пили также чай, летом — квас. Ингерманландские финны любили пить кофе, который варили из прожаренного зерна или корня цикория, причем иногда — в самоварах!

За столом обычно собиралась вся семья, и отец, сидящий во главе стола, читал молитву и нарезал каждому хлеб. Во время еды разговаривать было не принято. Детям говорили: «Закрой рот, как яйцо». Ослушавшись, можно было получить ложкой по лбу! Еду на ночь со стола убирали (оставить могли лишь горбушку хлеба и Библию), опасно было забыть на столе нож, ведь тогда мог прийти злой дух.

Обычно в ингерманландских финских деревнях дома стояли вдоль улиц близко друг к другу. И только на Карельском перешейке к началу ХХ века сохранялась свободная планировка деревень, когда дома располагались совершенно произвольно на расстоянии не более тридцати метров друг от друга, занимая сухие возвышенные места или склоны холмов. В центральной и западной частях Петербургской губернии финны чаще строили длинные дома и соединенные с ними крытые дворы, подобные северорусским. Старинная традиция, когда большие каменные или деревянные дворы ставились отдельно от дома, сохранялась в основном к северу от столицы. Огромные риги для просушки хлеба и маленькие бани ставились на отдалении от жилых изб для защиты от пожаров. До середины XIX века дома финнов были с низкими потолками и высокими порогами, топились они по-черному. Вместо окон прорубались световые отверстия, закрывавшиеся деревянными задвижками, лишь у богатых крестьян в избах были слюдяные окна. Крышу крыли соломой, позднее — щепой. Позже финские дома изменились, особенно из-за городских жителей, которые снимали дачи в финских деревнях. В них появились печи, топившиеся «по-белому», печи-голландки и городская мебель.

Мужчины носили летом полотняные, зимой — суконные штаны хоусут. Рубаха пайта шилась из белого холста, могла быть украшена вышивкой. Верхней одеждой служили длинные суконные кафтаны, поддёвки и овчинные шубы. Особой гордостью были кожаные сапоги и широкополые шляпы с низкой тульей.

Женская одежда была яркой, и в каждом приходе были свои отличия, цветовые предпочтения, узоры вышивок. Самой красивой считалась одежда финок-эурямёйсэт от Гатчины до южного берега Финского залива. Особенно замечательна была рубаха из тонкого льняного полотна. На груди она украшалась прямоугольной вставкой рекко, где шерстяными нитями красных, оранжевых, желтых, коричневых, зеленых и синих цветов вышивались геометрические орнаменты. Поверх рубахи носили сарафан. Праздничный сарафан шили из синего сукна, а его лямки — из красного. По будням носили льняной красный сарафан. Поверх юбки повязывали передник и яркий пояс с большими кистями. Выходной костюм дополнялся белыми вязаными узорчатыми перчатками. Головным убором девушек был очень красивый венец сяппяли из красного сукна, украшенный металлическими «шипами», бисером и перламутром. Замужние женщины носили белые полотняные чепцы с кружевом по краю. К северу от Петербурга финки-эурямёйсэт носили похожую рубаху с вышитым рекко, а поверх надевали длинную юбку на лямках из синей, черной или коричневой полушерсти, по подолу которой шел волан из желтой или красной ткани. Зимой надевали шубы, тулупы, теплые платки и красивые вязаные перчатки.

Финки-савакот носили другой, более современный костюм из белой рубахи, полосатой юбки, жилета и чепца. Особо яркой была женская одежда финок-савакот в окрестностях деревни Колтуши. Там очень любили красный цвет: шерстяную ткань для юбок ткали красными и желтыми квадратами или, реже, полосами; лифы и кофты шили из красной ткани, отделывая их по краю зеленой или голубой тесьмой,; передники делали из красной «клетки».

Финские семьи были многодетными. Кроме того, финны часто брали на воспитание детей из петербургских приютов. Молодые люди считались взрослыми, когда овладевали трудовыми навыками. Но для получения разрешения на венчание они должны были пройти особый церковный обряд — конфирмацию (обряд сознательного вступления в церковную общину), и для этого вся молодежь в возрасте 17-18 лет две недели училась читать и писать в конфирмационной школе при приходской церкви.

Невесту, как правило, выбирали родители жениха. В первую очередь они обращали внимание на то, хорошая ли она работница, богатое ли у нее приданое, какова репутация ее семьи. При этом красота девушки была не столь важна. Сватовство у ингерманландских финнов долго сохраняло древние черты: оно было длинным, с повторными визитами сватов, посещением невестой дома жениха. Это давало обеим сторонам время на раздумье.

Самым большим праздником в году ингерманландские финны считали Йоулу (Рождество), которого очень ждали: «Приходи, праздник! Наступай, Рождество! Уже избы вычищены и одежды запасены». Подготовка к Рождеству начиналась заранее, а сам праздник продолжался четыре дня. В канун Рождества топили баню и приносили в избу солому, на которой спали в рождественскую ночь. С темнотой зажигали свечи, читали тексты из Евангелия, пели псалмы. Затем следовал ужин. Рождественская еда должна была быть обильной. Если она заканчивалась в середине праздников — это означало, что в дом придет бедность. Во время Рождества на столе лежал особый хлеб, на котором был нанесен знак креста. Хозяин отрезал кусок для еды, а сам хлеб уносили после праздника в амбар. Там он хранился до весны, когда часть его получали пастух и скот в день первого выгона скота на пастбище и сеятель в первый день сева.

После ужина начинались игры с соломенной куклой олкасуутари (это слово переводится как «соломенный сапожник», но, вероятнее, оно происходит от русского слова «сударь»). Игравшие становились спиной друг к другу, каждый держал между ног длинную палку. При этом находившийся спиной к суутари старался опрокинуть куклу палкой, а стоявший к ней лицом — защитить ее от падения. У суутари старались разузнать какие-либо касающиеся дома важные вещи. Так, порой для куклы делали корону из колосьев, для чего выхватывали целый пучок из соломенного снопа. Если число взятых колосьев оказывалось четным, то в новом году ждали свадьбу.

Ингерманландские обрядовые соломенные куклы олкасуутари

В Ингерманландии долгое время сохранялась традиция прихода йоулупукки (рождественского козла). Он одевался в вывернутую наизнанку шубу и меховую шапку, прицеплял бороду из пакли, похожую на козлиную, а в руки брал шишковатый посох. Такой йоулупукки должен был выглядеть в глазах маленьких детей устрашающим, но ожидание подарков: игрушек, сладостей и новой одежды — побеждало страх.

Веселой у финнов была и Масленица (Ласкиайнен), когда все катались с гор, чтобы «лен вырос высоким и чистым, а репа величиной с угол дома». Но самыми радостными были Хэлаторстай (Вознесенье) и Юханнус (Иванов день), когда по всем деревням жгли высокие костры, танцевали всю ночь напролет и гадали о будущей жизни.

Фольклорное богатство ингерманландских финнов составляют тысячи метких пословиц и поговорок, сотни сказок, быличек и преданий. В конце XIX — начале ХХ века были записаны древние песни о создании острова с девушкой, к которой сватаются разные герои; о ковании золотой девы и различных предметов. Всех слушавших пугали рунами о сватовстве коварного сына Коёнена и его страшном убийстве своей невесты и радовали песнями о девушке Хелене, избравшей себе мужа из Края Солнца. Были у местных финнов и свои особые танцы-игры рёнтюскя, соединившие городскую кадриль и веселые песни.

Кантеле

Старинным музыкальным инструментом у финнов в Ингерманландии был кантеле. Обычно его вырубали из куска ствола дерева, а струны делали из конских волос. Чаще на кантеле играли женатые мужчины. А когда готовились к рыбной ловле в Ладожском озере, то старались взять в команду на большую лодку рыбака, умеющего играть на кантеле, чтобы он мог прекрасной музыкой «успокоить» штормовые ладожские волны. Также ингерманландские финны играли на вирсиканнеле, похожем на виолончель с одной струной. Под его звуки часто исполняли церковные псалмы. Финские пастухи изготавливали дудки из тростника или ивы, берестяные пастушьи трубы, трещотки и «стукалки». А с конца XIX века во многих финских деревнях появились настоящие духовые оркестры.

Татьяна Пангина

Понравилась статья? Поделись с друзьями!