16:58

Вепсы. Часть первая

Вепсы считаются одним из древнейших народов севера Европы, археологи до сих пор находят стоянки древних людей на берегах вепсских рек. Историческая область их обитания лежит между Ладожским, Онежским и Белым озерами. Но вот из какого народа они выделились и где их историческая родина — для ученых остается загадкой. Процесс отделения, по мнению исследователей, произошел во второй половине I тысячелетия нашей эры. По крайней мере, этим периодом датируются древневепсские курганные могильники. Первые письменные сведения о предках вепсов восходят к VI–X веку н.э. В знаменитой «Повести временных лет» указано, что народы весь и чудь участвовали в «призвании варягов» и создании первого Русского государства с центром в Ладоге. Арабский путешественник Ибн Фадлан в X веке писал про племя вису, в этот же период историк Адам Бременский в Габсбургской хронике упоминает о народе vespe. По мнению некоторых исследователей, скандинавские путешественники говорили именно о вепсах, описывая жителей загадочной страны Бьярмии.

Известность вепсов в XV–XVI веке связана с одним из самых почитаемых святых Русской Православной Церкви преподобным Александром Свирским, вепсом по происхождению. Именно с его деятельности началась настоящая христианизация Русского Севера. Александр Свирский был духовным отцом и воспитателем многих святых и основателем новых монастырей на Севере. Но потом о вепсах почти забыли, и только в 1824 году финский ученый А. И. Шёгрен вновь «открыл» их.

В 1920-х началось возрождение вепсского народа. В 1932 году появилась первая азбука, а вслед за ней — более двадцати книг и учебников на вепсском языке, открылись вепсские школы. Но в 1937-м многие вепсы были арестованы, школы закрыты, издание книг прекращено. И только с 1990-х годов вновь начался подъем вепсской культуры, в школах даже стали изучать вепсский язык.

Впервые численность вепсов в 15 617 человек была определена в 1835 году знаменитым ученым-географом П. Кеппеном. В 1897-м вепсов было уже 25 284. А максимальной их численность, по официальным данным, была в 1926 году — 33 000 человек. Сейчас вепсов осталось 5936, из них, согласно последней переписи 2010 года, 1380 в Ленинградской области. Места нынешнего проживания — Подпорожский, Лодейнопольский, Тихвинский и Бокситогорский районы; в Карелии — Шелтозерское сельское поселение; в Вологодской области — Бабаевский и Вытегорский районы.

Сами вепсы называют себя вепсьбепсялюдиникадвепслайне. «Они с голубыми глазами и волосами, как лен», — писали о них арабские историки.

Предки вепсов оставили нам не только свой богатейший жизненный опыт, но и духовное наследие. Это — пример проживания в согласии с Богом и неоценимый опыт существования в единстве с природой. Лес давал все для жизни вепсов: и дома, и материал для промыслов. Неслучайно и поныне говорят: вепс с топором родился.

Одним из древнейших занятий вепсов была охота. До сих пор ходят предания о лучших вепсских охотниках-медвежатниках. Вепсы, проживавшие вблизи рек Свири, Ояти, Капши и Паши, занимались заготовкой и сплавом леса. Земледелие также являлось одним из их основных занятий. Весной с появлением листвы в лесу вырубались деревья, которые на следующий год сжигали. Золу использовали как удобрение, а огонь уничтожал сорняки. Землю вспахивали. В первый год обычно сажали репу, на второй — сеяли ячмень или рожь, на третий — овес. Со временем, когда земля истощалась, поле забрасывали или использовали под огород. И всё начинали заново на новом участке. Из-за каменистой глинистой земли и заморозков зерновые в вепсских деревнях росли плохо. Повсеместно старались засеять поля до 9 (22) мая — церковного праздника Николы Весеннего, при этом полагались на народные приметы. Так, вепсы на реке Оять совершали первый сев, когда у березы лист станет с копейку. А вепсы Шимозера лучшим временем для посева считали появление на озере кувшинок. Особо заботились вепсы о посевах льна: после праздника Покрова (1 (14) октября), когда по всей деревне заканчивались «льняные» работы, парни и девушки выносили очистки льна в поле, сгребали их в кучи и зажигали костры. Взявшись за руки и исполняя заклинания, они бегали вокруг костров, чтобы урожай льна удался.

Держали вепсы и скотину: коров, лошадей, позже — коз. Поэтому заготовка сена была очень важна. С Петрова дня (29 июня (12 июля)) целый месяц шла сенокосная страда. Все члены семьи уходили на заготовку сена, и дома вепсских крестьян пустели.

Кроме того, почти все вепсы были опытными рыбаками, ведь во множестве озер и рек в изобилии водилась рыба. Именно рыболовство в случае неурожая или падежа скота помогало избежать голода. Рыбу ловили сетями, мережами и ловушками-мордами. Когда рыба шла на нерест из озер в реки, вепсы били ее острогами — длинными шестами с острым наконечником в виде вилки с зубьями.

Берестяной короб для ягод и берестяной черпачок для воды

Известно, что вепсы славились и как искусные ремесленники. Из дерева, капа, корней и бересты изготавливалась большая часть домашней утвари. Вепсы даже самовары плели из бересты! Из нее же делали аккуратные коробы для хранения муки, зерна или украшений, крепкие туеса для переноса молока и воды, заплечные кошели для сбора грибов и ягод, солонки, лапти и даже сапоги, седла для езды верхом на лошади, колыбели и игрушки, маленькие пастушьи рожки и трубы длиной почти в метр, звуками которых пастухи собирали стадо.

Глиняные игрушки мастеров Алёховщинского центра ремёсел в деревне Алёховщина Лодейнопольского района

В 1910 году в вепсском краю было около двух тысяч каменотесов. Они строили дома в Петербурге, Москве, Риге и Таллине, возводили каменные набережные в Петербурге и укрепления в Кронштадте, строили железные дороги в Сибири. В XIX веке камнедобыча и камнеобработка в Прионежье стали основным занятием вепсских мужчин. Славу вепсским мастерам по камню принесло месторождение малиново-красного кварцита вблизи вепсского села Шокша. Эта удивительно красивая горная порода использовалась при отделке Эрмитажа и многих других петербургских зданий. Столешницы, чаши, вазы, подсвечники продавались в специальном магазине. А в 1847 году шокшинский кварцит был подарен Франции для сооружения саркофага императору Наполеону I в Париже.

Малиновый кварцит в убранстве памятника Николаю I в Санкт-Петербурге

На всех ярмарках можно было купить гончарные изделия: миски, горшки, рукомойники, кувшины и глиняные игрушки. Их обжигали вепсские мастера с берегов Ояти, где находились залежи глины желтого и красного цветов. Только в нескольких деревнях за один год делали 400 000 горшков! Их везли на продажу в Олонецкую и Новгородскую губернии, Санкт-Петербург, Петрозаводск и даже Финляндию. Изготовлением посуды занимались мужчины в зимнее время года. Дети тоже умели мастерить: лепили детские игрушки — свистульки, фигурки людей и животных. Среди вепсского местного населения всегда имелись ремесленники-кузнецы. они изготавливали даже огнестрельное оружие — «пищали», которыми вепсские охотники пользовались еще пятьдесят лет назад.

Свои дома вепсы ставили «на солнце», чтобы фасад избы был повернут на солнечную сторону, озеро или реку. Дома строились из сосновых бревен, число которых в срубе обязательно должно было быть нечетным. У северных вепсов дом являлся показателем богатства семьи и около четверти домов были двухэтажными. Южные вепсы строили дома на низкой подклети, а иногда и вовсе без нее, и у них не встречались двухэтажные дома. Вепсская изба обычно имела двускатную крышу, покрытую дранкой или соломой. Под одной крышей с домом позади избы находился хозяйственный двор, где вепсы держали скот и хранили сено, сани, салазки для перевозки сена и тарантас, а также плуг, соху и деревянную борону. Недалеко от дома ставился амбар. Особенно хороши были у южных вепсов двухэтажные амбары, украшенные резным орнаментом. На первом этаже в них хранили съестные припасы, муку, зерно, рыбацкие сети и домашнюю утварь. Второй этаж в летнее время служил спальней для молодых. Дом, двор и другие постройки (амбары, риги, гумна и мельницы, которыми владели сразу несколько семей) обносились косым плетнем или изгородью.

Проста, но красива была одежда вепсов. Белое льняное полотно они окрашивали природными средствами, используя луковую шелуху, ягоды, сажу, кору. Например, ольховая кора придавала тканям красно-коричный цвет, а синий цвет получали с помощью черники. Позднее стали использовать и покупные яркие красители.

Вепсянки с корзинами и вепсский охотник с копьём для охоты на медведя

Мужчины надевали рубаху и штаны из домотканого холста. Раньше мужские рубахи украшались вышивками. Шили рубаху пайд просто: полотнище ткани перегибалось через плечи, на перегибе делалось отверстие для головы, к основе ткани пришивались прямые рукава с ластовицами. Но самыми красивыми были венчальные рубахи: их богато украшали вышивкой красными нитями по подолу, вороту и рукавам. Такую рубаху для жениха шила и вышивала его невеста, у южных вепсов — его крестная мать. Очень нарядными были венчальные штаны жениха: они шились из белого тонкого сукна, а понизу штанины украшались красными узорами или разноцветными ленточками и бахромой. Для работы в лесу и в поле вепсы поверх обычной одежды, чтобы ее не испачкать, надевали балахон (балафон). По вепсской традиции из подола балахона крестьянин во время сева разбрасывал семена. Деревенские мастера шили и кожаную обувь.

Самой простой и распространенной обувью вепсов с весны до осени были плетеные из бересты лапти, ступни, сапоги и женские башмаки, похожие по форме на галоши. В берестяных сапогах ходили по болоту и в лесу. Зимой носили особую обувь — пьекс, ботинки с поднятым носиком, который с помощью веревочки крепился к лыжам, ведь вепсы были прекрасными лыжниками.

Вепсские женщины конца XIX века носили рубаху рятсин, поверх нее надевали сарафан (сарафон) или полосатую юбку (юпк). Во время праздников женщины старались показать нарядный узор на подоле своей рубахи, заткнув за пояс подол сарафана или юбки. Иногда надевали на себя по две рубахи и более так, что вышитые края располагались рядами друг над другом. Праздничный сарафан шился из ярких покупных тканей, будничный — из синего холста. Поверх сарафана или юбки всегда повязывался передник. Русские соседи говорили, что вепса всегда узнаешь по красному переднику. Обязательной деталью костюма были пояса. Разноцветные пояса ткались или плелись из шерстяных ниток. На праздники поверх рубахи надевали бусы, а в свадебных нарядах вепсских девушек встречалось старинное ожерелье, которое изготавливали из двух видов бусин: деревянных и каменных (из окаменелостей вымерших моллюсков), разделенных между собой розетками из разноцветных тканей. Это украшение называлось борок. Для девочек и мальчиков до шести лет одеждой была рубаха. Только потом им шили «взрослую» одежду.

Татьяна Пангина

Понравилась статья? Поделись с друзьями!