14:48

Почему Катюша?

Существует несколько версий происхождения прозвища зенитно — ракетного комплекса БМ-13 — боевой машины реактивной артиллерии.

Первая принадлежит фронтовикам: по названию ставшей популярной перед войной песни Блантера на слова Исаковского «Катюша». Версия убедительная, поскольку впервые батарея стреляла 14 июля 1941 года по скоплению фашистов на Базарной площади города Рудня Смоленской области. Стреляла с высокой крутой горы прямой наводкой — ассоциация с высоким крутым берегом в песне тут же возникла у бойцов. Бывший сержант штабной роты 217-го отдельного батальона связи 144-й стрелковой дивизии 20-й армии Андрей Сапронов, ныне — военный историк, дал ей это имя.  Красноармеец Каширин, прибыв с ним вместе после обстрела Рудни на батарею, удивленно воскликнул: «Вот это песенка!».  «Катюша», — ответил Андрей Са- пронов (из воспоминаний А. Сапронова в газете «Россия» № 23 от 21-27 июня 2001 года и в «Парламентской газете» № 80 от 5 мая 2005 года).  Через узел связи штабной роты новость о чудо-оружии по имени «Катюша» в течение суток стала достоянием всей 20-й армии, а через её командование — и всей страны.

Вторую версию выдвинули военные специалисты. Читая статью в «Правде», они строили догадки, что же за оружие применено под Оршей?  Целый залп! Значит, пушка автоматическая и многоствольная.  В сообщении указывалось, что в районе поражения все горело.  Понятно: снаряды зажигательные — термические.  Огненные хвосты?!  Это же ракеты.  А кто тогда считался их «отцом», специалисты преотлично знали:  Андрей Костиков. Полигонщики называли «БМ-13» по-своему: «Костиковские автоматические термические», сокращенно — «КАТ».  И среди фронтовиков, приезжавших на полигоны, слово «кат» прижилось быстро.  Это слово бойцы увозили на передовую, а уж там оставалось недалеко и до любимой всеми «Катюши».  Правда, учитывая секретность проекта,  возможность обмена информацией между полигонщиками и фронтовиками сомнительна.  Другой вариант версии, порожденной специалистами, предполагает, что прозвище связано с индексом «К» на корпусе миномета — установки выпускались заводом имени Калинина.

Третья версия еще боле экзотична и требует особого пояснения. На шасси автомобиля установки «БМ-13» имелись направляющие, которые на техническом языке назывались скатами. Сверху и снизу каждого ската устанавливалось по снаряду. В отличие от ствольной артиллерии, где расчёт пушки делится на заряжающего и наводчика, в реактивной артиллерии расчет не имел официальных названий.  Но со временем разделение солдат, обслуживающих установку по выполняемым функциям тоже определилось.  42-хкилограммовый снаряд для установки «БМ-13» обычно выгружали несколько человек,  а затем двое,  впрягшись в лямки, подтаскивали снаряды к самой установке и поднимали их на высоту скатов. Третий человек при этом помогал им, подталкивая снаряд, чтобы он точно вошёл в направляющие.  Двое солдат держали тяжеленный снаряд, и для них в этот момент сигнал «толкачакатилы-катюши» о том, что снаряд встал-закатился — накатился в направляющие скаты,  означал благополучное окончание очень ответственной части работы по снаряжению установки для залпа. Разумеется, все солдаты таскали снаряды, и каждый выполнял тяжёлую работу по их поднятию к скатам.

Специально выделенного человека, ответственного за установку снаряда в скаты, не было.  Но сама работа приводила к тому, что в последний момент кто-то должен был брать на себя роль «катюши» по заталкиванию снаряда на направляющие, принимая ответственность о благополучном завершении операции на себя.  Ясно, что были случаи падения снарядов на землю, и тогда его приходилось поднимать с земли и начинать все заново, если «катюша» в чем-то ошибался.  На Северо-Западном фронте установку поначалу называли «Раиса Сергеевна», таким образом, расшифровывая аббревиатуру «РС» (реактивный снаряд).

В немецких войсках эта машина получила название «сталинский оргАн» из-за внешнего сходства реактивной установки с системой труб этого музыкального инструмента и мощного ошеломляющего рёва, который производился при запуске ракет.

И еще один интересный момент.  Установки были настолько засекречены, что запрещалось даже подавать команды «пли», «огонь», «залп» и тому подобные.  Вместо этого звучали команды: «пой» и «играй». Ну а для пехоты залпы реактивных установок были самой приятной музыкой, означавшей, что сегодня немцам достанется «по первое число».

Вот так и пошло: «Выходила на берег Катюша. …Выходила, песню заводила…».

По информации из интернет-источников

Понравилась статья? Поделись с друзьями!