10:35

Лети, чибис!

За Нижним и Средним Строителями тянулась ровная полоса земли, окаймленная с одной стороны лесом, с другой — прудом с островами. По краям полосы, как бы отделяя ее от внешнего мира, лежали заросшие травой и мхом валуны. Трава росла мягкой, и босым ногам было приятно ощущать ее свежесть. Раньше в этом месте детские лагеря разбивали палаточные городки. Игры приезжающей детворы продолжались до тех пор, пока раздосадованные воспитатели не загоняли их спать в палатки…

Я шла, вспоминая, как впервые приехала сюда, и отмечая произошедшие в последние годы перемены. Светило яркое весеннее солнце. Неугомонные чибисы, которые тут, видимо, поселились, с каким-то странным писком, как будто предупреждая кого-то, кружились в воздухе. Заметив меня, они начали издавать тоскливый плач. Почему-то мне стало смешно, отчего — и сама не знаю. На какой-то миг охотничий азарт захватил меня, и я, оглядываясь вокруг, заметила спрятавшегося в траве чибиса — хохолок на его голове нервно подергивался. В птичьем гомоне, как мне казалось, слышалось: «Сиди тихо! Сиди тихо! Не шевелись»! «Глупышка! — подумала я. — Зачем не летишь?»

Это был уже не птенец, а взрослый чибис, только еще молодой и неопытный. Вероятно, он не осознавал мощи своих крыльев. Возможно, это была его первая попытка взлететь, увенчавшаяся неудачей, и птица испытывала страх и растерянность. Чибис лежал у моих ног и как будто не дышал. Я взяла его в руки. Он понял, что попался, весь затрепетал, вырываясь, и выдавил из груди тоскливый писк, как будто жалуясь на судьбу. Его взгляд померк. Жизнь, которая ему улыбалась, потеряла для него всякое значение. Он с тоской и болью смотрел на родные места, где родился и вырос, на солнце, щедро дарящее тепло, на сородичей, которые оплакивают его, и вскоре затих, очевидно, смирившись со своей участью. Маленькое сердце птицы, жаждущее свободы, колотилось в груди: тик, тик, тик. «Ты уж совсем раскис, — сказала я ему, подергав за его хохолок на голове. — Крепись, парень!»

Я осмотрела его — никаких телесных повреждений не было — и, размахнувшись, бросила птицу в небо. «Лети!» Чибис расправил крылья и часто-часто замахал ими. Мне показалось, что сама мать-земля вздохнула свободно. Чибис поднимался все выше и выше, и его радости не было предела.

«Свобода, — вздохнула я. — Но какая…» Больше нет чистой и ровной полоски земли. Острова почти совсем исчезли. Вокруг свалка, на пруду поселились чайки, там, где раньше жили три вида уток, а на одном из островов — журавль. Местные рыбаки, приходившие половить карасей, относились к природе трепетно — никогда не нарушали покой и тишину этого места. Но кто-то решил все сделать по-своему: сровняли берега пруда, привезли непонятный грунт (возможно, готовя это место под продажу), накатали дорогу. Теперь сюда частенько приезжают грузовики — сваливают мусор, а неопытные водители объезжают по этим местам пробку на переезде.

Остановитесь, люди! Здесь по-прежнему еще живут чибисы!

НашаНюша

Понравилась статья? Поделись с друзьями!