11:26

У Ильмень озера

Между Шимском и Старой Руссой на юго-западном берегу Ильмень-озера расположено село Коростынь. Узнала я о нем лет двадцать тому назад совершенно случайно. Мы ехали в Старую Руссу. Основную дорогу ремонтировали, так что пришлось отклониться от обычного маршрута и свернуть на старый участок дороги, пролегающий через Коростынь. Село стоит прямо на берегу, который в этом месте обрывист и называется геологами Ильменским глинтом. Так что, когда за окном неожиданно открылся водный простор, у меня перехватило дух — вот это да!
Мы остановились у здания, именуемого ныне Путевым дворцом, полюбовались красотами и поехали дальше. За окном снова потянулась однообразная равнина, но я оставалась под впечатлением от нечаянной встречи с необыкновенным местом и стала мечтать о том, как однажды вернусь туда и снова увижу с обрыва широкий простор Словенского моря…
И вот, наконец, спустя столько лет, это случилось! В памяти место оставалось другим… За прошедшие годы деревья разрослись, и с дороги уже не открывается широкий обзор на озерные дали, лишь в некоторых местах на пригорках можно увидеть полосу воды.
Село Коростынь утопает в зелени. Центральная улица представляет собой аллею из сирени. Выходя из машины, буквально погружаешься в ее аромат. Достопримечательностей здесь немного, но они есть.

Коростынь известна как место подписания договора между Великим Новгородом и Великим князем московским Иваном Васильевичем после поражения новгородцев в Шелонской битве, в которой полегло 12 тысяч бойцов новгородского ополчения.

Несколько столетий Коростынь славилась своими фруктовыми садами. В 1499 году здесь был зафиксирован самый большой и старый сад в новгородских землях — 970 вишневых и 60 яблоневых деревьев! В 1629 году в трех княжеских садах уже росло 4102 вишни, 166 яблонь и 6 грушевых деревьев. На Путевом дворце размещена табличка, информирующая о том, что это памятник архитектуры, подлежащий охране как народное достояние. Напротив дворца через дорогу раскинулся большой зеленый массив одичавших фруктовых деревьев. Это те самые великокняжеские сады, которым уже более пятисот лет.

В 1712 году Петр I преподнес Коростынь в качестве свадебного подарка своей супруге Екатерине I. Сохранилось вот такое письмецо, написанное им из Старой Руссы: «Катеринушка, друг мой сердешнинькой, здравъствуй! Мы, слава Богу, сюды вчерась мы приехали в добром здоровье, лавировафъ два дни i ночь на Iльмени. При сем прилагаю письмо господина Алатора. Вотчину вашу Коростину видели iздали, iз которой привезли зверя к нам ученаго, которого сами привезем. Iз Русы в 25 день октября 1724».
Проехав чуть дальше по главной улице, мы увидели справа церковь Успения Пресвятой Богородицы, построенную по указу Екатерины I в 1726 году по измененному проекту Гаэтано Киавери, разработанному им еще 1722-м. Удивительно, но церковь уцелела во время войны и на данный момент является действующей.

Напротив церкви на берегу озера находится немецкое мемориальное кладбище, ухоженное и аккуратное. Все сделано лаконично и достойно. Здесь похоронено больше тысячи немецких солдат и офицеров, погибших на новгородской земле.
У меня к таким кладбищам сложное отношение, и доводы рассудка не помогают его преодолеть. С одной стороны, я понимаю необходимость смириться с их существованием, а с другой, есть какое-то неприятие, ведь, возможно, среди захороненных завоевателей есть и те, кто разорял и грабил новгородские храмы, превращая их в конюшни. Тем не менее, местные жители с уважением относятся к захоронению: скошенная трава, чистая парковка, ухоженные тропинки. Не знаю, выделяются ли средства из бюджета села, но это — единственное место, где все идеально, где в тебе просыпается гордость за наших людей, которые, несмотря на боль нескольких обожженных войной поколений, продолжают ухаживать за НЕМЕЦКИМ кладбищем. Они не сносят стелы — здесь не было фактов вандализма. Наши соотечественники помнят страшную историю Великой Отечественной, оставаясь при этом людьми. Сколько же благородства в русской душе!

 

НашаНюша

Понравилась статья? Поделись с друзьями!