16:53

Страницы жизни

Совсем недавно свой 90-летний юбилей отметила жительница Кировска Людмила Петровна Смирнова. Ее жизнь  неразрывно связана с Невдубстроем, а позднее – Кировском. Не смотря на тяготы войны и концлагеря, которые ей довелось пережить еще совсем юной девушкой, с годами она не растеряла оптимизм и веру в добро. Но обо всем по порядку…

С Людмилой Петровной мы встретились в ее доме на берегу реки Невы. Это место знаковое и как нельзя лучше подходит для того, чтобы описать вкратце историю жизни простой женщины с нелегкой судьбой.

Родилась Людмила Петровна Майорова (девичья фамилия) на правом берегу Невы, в Невской Дубровке. Семья жила дружно, в доме всегда было много гостей. Вся семья жила в большом двухэтажном доме. Мать семейства прилежно воспитывала пятерых детей. В их доме никогда не было ругани или неуважения. Отец семейства работал на 8-ГРЭС, поэтому переправа через реку была обычным делом для всей семьи, в том числе для маленькой и быстрой Людмилы.

Но беззаботное детство было перечеркнуто войной…. 21 июня 1941г. Людмиле исполнилось 13 лет, а 22-го началась войны.

Когда немцы были уже на подступах к Ленинграду, люди старались воспользоваться возможностью попасть в тыл. Семья Людмилы Петровны должна была вместе с оборудованием станции отправиться в безопасное место. Но вышло совсем иначе…

В 2 часа ночи немцы зашли в дом, где приютили семью и потребовали сдаться. Ночь была страшной – горели дома, плакали дети, людей «угоняли». Из Невдубстроя до Псковской области люди шли пешком, шли долго и тяжело. Людмиле на тот момент было 14 лет, а сестре Алле — всего 4 года, с ними был еще и племянник того же возраста. Трое детей и несколько взрослых, которые не могли им ничем помочь… В пути мама заболела, слегла с высокой температурой. Гнали долго, а обеспечить всем не могли.
Жилось тяжело и голодно. Сестра и племянница Людмилы ходили просить подаяния, а Люда не могла – слишком стыдно было побираться. Даже если пробовала просить что-то у людей, ее гнали.

Однажды зимой увидела Людмила, что на огороде лежит много картофельной шелухи. Глаза у девушки загорелись, ведь из нее можно было сварить суп и накормить несколько человек. Не смотря на сильный мороз , девушка стала отскребать шелуху, но тут же из дома вышел грозный хозяин и велел прекратить и высыпать из торбы все, что успела собрать. Кричит, мол, это его удобрения. Пришлось девушек распрощаться с очистками… Идет с пустыми руками и горько плачет. Но тут (как в сказке) выходи на крыльцо соседнего дома бабушка и спрашивает, «Что же ты так горько плачешь?». Люда рассказала ей свою историю, а бабушка пожалела девушку и дала ей несколько картофелин. Как же девушка была счастлива, что можно будет обрадовать маму! В этот же день семья сварила суп из первой картофелины…

Будни концлагеря

3 декабря 1942г. в 14 лет Люда с сестрой Аллой попала в концлагерь в Германии. В 5 утра трубили подъем, а к 6 узников уже гнали на работу – под присмотром охраны они  разбирали разрушенные здания после бомбежек. За весь рабочий день, с 6 ура до 6 вечера, давали только один перерыв на 15 минут, когда люди могли сходить в туалет, попить воды или просто лечь отдохнуть.

Пусть Людмила Майорова и была тогда мала, но никогда не унывала и умела приспособиться к самым сложным ситуациям. В концлагере Людмила  с умом разделяла ту скудную похлебку, которая им доставалась. К девушке тянулись люди, просили помощи и заботы. Так одна девушка – узница из Старой Руссы, лет на 9 старше Людмилы, слезно просила взять ее в семью. А семья Людмилы на тот момент состояла только из нее и сестры Аллы, на 10 лет младше. И, тем не менее, девушка стала помогать… а через много лет названную сестру из концлагеря Людмила встретила в санатории в Старой Руссе. Это была самая трогательная встреча, которая тут же вернула уже затертые воспоминания о концлагере.

Возвращение домой

3 мая 1945 года территорию, где была заключена Людмила, освободили английские войска, однако выпустить людей смогли  несколько позднее.

Стриженую худенькую девочку в полосатой робе вместе с сестрой привезли на Родину и высадили в нескольких километрах от Невдубстроя. На вопрос, почему же не на правый берег привезли, а на левый, отвечали, что все силы нужны на восстановление города.

 

Невдубстрой действительно был разрушен войной почти до основания, люди жили в палатках и фанерных «юртах». Людмила попросилась переночевать в одну из таких «юрт», там с маленьким ребенком должно быть теплее.

Вскоре девушка отправилась в Московскую Дубровку и отыскала знакомых – семью Петровых, к которым обратилась за помощью. Люди здесь, на крутом склоне, ютились в землянках, кое-где были и засыпанные землей жилища.

Петровы жили впятером в маленькой землянке, и места для девочек у них уже не было. Эта семья в войну была в Прибалтике и даже сумела пригнать оттуда корову. Вместе с ней девушки и переночевали в импровизированном коровнике. На следующий день хозяйка выдала Людмиле простреленное вражескими пулями ведро и саперную лопатку и указала на полуразрушенную землянку неподалеку. С этого и началось строительство собственного жилища Людмилы Петровны. Позднее на этом же самом месте был выстроен временный дом, затем другой. И до сих пор Людмила с дочерьми живет на том самом склоне, где была выкопана их первая землянка.

Не покладая рук

В послевоенное время людям приходилось тяжело. А тем, кто только вернулся на родину из концлагерей, было вдвойне труднее. При себе у Людмилы не было практически ничего – полосатая роба, бумага о выходе из концлагеря и еще довоенное, ставшее малым, платье.

Соседка подсказала девушке, как заработать первые деньги. Людмила ходила собирать ягоды и продавала их на рынке. Но это была сезонная работа, которая позволила заработать хоть какие-то деньги.

В стандартный рацион маленькой семьи обычно входила жидкая кашица из отрубей и овсяной муки. Людмила сама по кирпичикам сложила печь, на которой можно было позднее готовить и отапливать землянку.

Когда Людмила вернулась на родную Ленинградскую землю, ей было 17 лет. Правда, столько ей не давали – худенькая, маленькая, с детским лицом, Людмила походила на 13-летнего подростка. При восстановлении документов это сыграло с ней злую шутку. Чиновники отказывались верить ей на слово и только отправляли в другие инстанции или требовали бумаги. У Людмилы было только свидетельство из концлагеря, а больше ничего. Остаться без работы было нельзя – на руках семилетняя сестра. А без паспорта на работу не брали. Девушка пробовала обратиться в исполком д.Шум, затем в Тосно. После отказов, девушку направили  в Ленинград. Там тоже сначала не поверили словам, но один умный человек догадался спросить Людмилу, когда началась война. Эти даты врезались в память Людмилы – она рассказала, когда вторглись немцы, когда захватили Невдубстрой, Марьино и Слюшин. Так девушка смогла доказать свой возраст и получила удостоверение.

Всю жизнь Людмила работала на стройке. Целых 17 лет она отдала восстановлению Невдубстроя и окрестностей – отстраивали город практически с нуля. Многим строителям нового города было лет по 17-19. Энтузиазма и живого задора в них хватало, чтобы справляться с тяжелым трудом.

Город строится

Начали строить жилые дома на улице  Советская. Все двухэтажные дома, кроме одного – построены исключительно руками, весь стройматериал упорные работники тащили на носилках. Никакой кран не помогал молодым строителям.
С баржи на склад бутовый камень тоже носили вручную. И однажды Людмила озвучила свою давнюю мысль о постройке «журавля», по типу колодезных. Осталось сделать несколько поправок и можно приспособить для работы. Так работа пошла гораздо легче. А с появлением крана на строительстве домов, работа пошла значительно быстрее.
После всю команду перевели на ГРЭС-8, где бригады занимались бетонированием по две, по три смены. Тогда с продуктами было туго, оставалась действовать карточная система. Людмила Петровна вспоминает, как им давали по 600 грамм хлеба, также,  как и конторским служащим, не делая разницы на физический и умственный труд. Многие работники подняли шум, но в итоге ничего не изменилось.
Шли годы и жизнь начала постепенно налаживаться. Людмила вышла замуж и взяла фамилию Смирнова. Людмила родила двоих дочерей, а чуть позже — сына.

После 17 лет работы в Невдубстрое, а затем Кировске, Людмила перешла в Строительно-монтажной управление в Ленинград. Отпускать ценную работницу не хотели, прельщали даже присвоением звания Героя социалистического труда. Но Людмила Петровна понимала, что наградами сыт не будешь – в семье трое детей, которых надо было кормить, а в Управлении предлагали больше. Работа все равно была тяжелая – прокладывали трубопроводы, строили дороги, клали бордюрные камни. Но Людмила Петровна работы не боялась – всю жизнь проработала с землей, строила, создавала.

Спустя много лет

Сегодня у Людмилы Петровны 3 детей, 6 внуков и 10 правнуков! Не смотря на трудности и лишения, женщина не потеряла веры в добро, юношеского задора и оптимизма. Она и в свои 90 продолжает крутить педали, правда уже велотренажера,  выращивает овощи и особенно любит общаться с внуками. «У меня глаза загораются, когда они рядом со мной» — говорит Людмила Петровна.

Она до сих пор с энтузиазмом рассказывает о своей жизни, припоминая все новые яркие эпизоды. Свой 90-й день рождения женщина отметила в кругу семьи в том доме, на месте которого когда-то была ее первая собственноручно вырытая землянка.

Мы надеемся, что Людмилу Петровну ждет еще много чудесных лет, наполненных заботой родных.

Лёля Таратынова

Понравилась статья? Поделись с друзьями!