12:36

Восстановить полностью детали интерьера сгоревшей в   Карелии церкви невозможно

Церковь Успения Пресвятой Богородицы   XVIII века, которая сгорела 10 августа в старинном   карельском городе Кондопога, можно воссоздать лишь внешне   благодаря хорошей изученности этого памятника и свежим   чертежам. Внутреннее убранство и многие детали церкви   утрачены навсегда, рассказали ТАСС известные в России   реставраторы.
«Детали сгоревшей церкви, ее внутреннее убранство,   вероятно, утрачены навсегда. Реставрируя церковь Ильи   Пророка 1755 года в Цыпино Вологодской области, архитекторы   обнаружили только 22 варианта рубки венцов. А что мы   потеряли в Кондопоге, одному богу известно, ее ведь в   разобранном виде никто не видел», — рассказал ТАСС   генеральный директор Кирилло-Белозерского музея-заповедника   Михаил Шаромазов.

Внешний облик можно воссоздать

В то же время восстановить облик сгоревшего памятника   архитектуры можно, несмотря на трудности, с которыми могут   столкнуться реставраторы при поиске необходимого материала   и технологий. В России есть мастера, обладающие необходимым   опытом и технологиями, но их единицы, добавил Шаромазов.
«На церковь в Кондопоге недавно был сделан свежий   проект, ее исследовали специалисты, которые сейчас ведут   реставрацию Преображенской церкви в музее «Кижи» — фирма   «Заонежье». Это реставраторы с большим опытом, плотники-  практики, которые прямо рядом работают», — рассказал ТАСС   реставратор Виктор Дренин, который уже более 30 лет   восстанавливает ансамбль старинных церквей в селе Нёнокса   Архангельской области.
По словам мастера, Успенская церковь в Кондопоге —   хорошо изученный памятник деревянного зодчества, о котором   имеется много информации. Трудности с поиском материала   всегда были и есть для реставраторов, но в данном случае   добыть нужную сосну можно, тем более требуется не такое уж   большое количество. «Это доступный лес. Крупные бревна если   и понадобятся, то немного — мастера в древности тяжелые   бревна наверх не тягали», — пояснил реставратор.

Работа по интуиции

Эксперты рассказали, что реставраторы очень часто   сталкиваются с невосполнимыми потерями, которые потом   приходится восстанавливать, руководствуясь уже собственным   опытом и фантазией мастеров. Так, в свое время было   утрачено более 80% деталей Моховой башни Сумского острога —   это единственный деревянный памятник оборонной архитектуры,   сохранившийся в Европе. Вывезенная с побережья Белого моря   в 1930-х годах, Моховая башня Сумского острога была собрана   только в начале нового тысячелетия. Она единственная   уцелела от крепости, построенной усилиями и на средства   Соловецкого монастыря.
Перед реставрацией более 80 лет башня пролежала в   разобранном виде в запасниках, многие ее фрагменты были   утрачены. «Многое приходилось домысливать в ходе   реставрации, работать по интуиции», — отметил реставратор   Дренин.
Не всегда воссоздание бывает удачным, приводит пример   Михаил Шаромазов. В 1963 году сгорела церковь Покрова   Пресвятой Богородицы XVIII века в селе Анхимово Вологодской   области — шедевр русского зодчества с 24 главами. «Сейчас в   Петербурге поставлен храм по имеющимся чертежам,   восстановлен облик церкви Анхимовского погоста, но он не   греет душу, мы видим лишь макет, который напоминает ту   церковь. Деревянная архитектура очень ранимая, ее   невозможно полностью повторить. В Кондопоге ведь была еще   колокольня, которая сгорела в 1930-е годы, но сохранились   фото церкви еще с колокольней. Воссоздать облик можно, но   это уже никогда не будет та церковь Успения Пресвятой   Богородицы»- подытожил эксперт.
Схожего мнения придерживается архитектор-реставратор из   Москвы Антон Мальцев, подчеркивая, что речь идет   исключительно о восстановлении облика, поскольку подлинный   храм утрачен навсегда. «По красоте, силуэту, свечкообразной   форме и высоте памятников, подобных Кондопожской церкви,   нет, это шедевр. Осталось многое: бревна, их длины,   подробные чертежи, достаточно исследованные технологии.   Памятник в Кондопоге хорошо изучен и изнутри, и снаружи,   много документов и фотографий, восстановить его облик   целесообразно, посильно, но не сам памятник полностью и его   наполнение», — считает реставратор.

Восстановление иконостаса

В свою очередь хранитель музея изобразительных искусств   республики Владимир Платонов рассказал ТАСС, что четыре   иконы XVIII века, которые хранятся в музеях республики,   помогут восстановить иконостас храма.
«У нас в музее из иконостаса XVIII века есть две иконы,   одна сохранилась в кондопожском музее, еще одна — в музее-  заповеднике «Кижи». Сохранившиеся иконы дают представление   о живописи, которая была в Успенской церкви. То есть ее   можно восстановить, изучив технику письма, краски. Все это   дает основания для восстановления иконостаса», — сказал   Платонов.
По его словам, в фондах музея изобразительных искусств   Карелии есть три иконы, ранее находившиеся в храме, но не   входившие в иконостас. Одна из них — древняя икона   «Деисусный чин, избранные святые», написанная на рубеже   XV-XVI веков. Хранящиеся экспонаты были вывезены из   Успенской церкви еще в середине XX столетия, уточнил   Платонов.
Во время пожара сгорели иконостас и расписной «потолок-  небо». Иконы, по данным Кондопожского краеведческого музея,   были написаны к освящению храма в 1774 году. Иконостас был   выполнен в стиле барокко. По данным карельских властей,   иконостас состоял из нескольких десятков икон.
Архитектор-реставратор, член научно-методического   совета по вопросам культурного наследия министерства   культуры республики Татьяна Вахрамеева рассказала ТАСС, что   у нее имеется фотография каждый иконы и «неба». «Хорошие   художники могли бы их воссоздать», — добавила она.

О церкви

Успенская церковь была построена в 1774 году и являлась   одной из самых высоких деревянных церквей на Русском   Севере, ее высота — 42 метра. Храм был объектом культурного   наследия федерального значения.
Утром 10 августа церковь сгорела. По предварительным   данным МЧС, храм подожгли. Правоохранительные органы   возбудили уголовное дело, подозреваемым в поджоге является   15-летний подросток, он помещен в центр временного   содержания несовершеннолетних правонарушителей. цэ/лщ/  яр/кнз

ИТАР-ТАСС

Понравилась статья? Поделись с друзьями!