16:51

Дубровка — зона развития

Сегодня Дубровка — идеальная модель для тиражирования опыта реформирования экономики прошлого в экономику будущего.

Газета «Известия»

Производственная зона «Дубровка» находится на землях Кировского городского поселения Ленинградской области, в сорока километрах от Санкт-Петербурга. На территории площадью 97 гектаров располагается 42 промышленных предприятия различной направленности. Предприятия ПЗ «Дубровка» используют здания и сооружения, оставшиеся после банкротства ОАО в 2002 году. Наиболее крупные и успешные предприятия ПЗ «Дубровка»: ООО «ЭМ-СИ Баухеми» (российско-немецкая компания, часть крупной международной корпорации), ООО «Констрактор РУС» (финская компания), ООО «РЭМОС-Альфа» (российская компания) и другие значимые промышленные предприятия региона.

Директором ООО «Дубровка» является Александр Афанасьевич Лупеко, который любезно согласился ответить на вопросы. (на фото)

Александр Афанасьевич, расскажите об истории вашего назначения. Почему именно вы?

— После моего ухода в звании капитана 1-го ранга в запас в 1991 году я стал заниматься международными проектами: сотрудничал с «Газпромом», с администрациями Санкт-Петербурга и Ленинградской области. В результате моей деятельности родился один из проектов — организовать на базе цеха Дубровского производственного комбината (ДПК) современное минераловатное производство на основе германских инвестиций. Так я познакомился с ДПК и руководством Кировского района, которое на тот момент инициировало процедуру банкротства комбината и предложило поработать арбитражным управляющим. Глава администрации А.В. Васильев поставил задачу ликвидировать долги по зарплате, а затем — все что угодно. Лично он снес бы все эти руины и сделал красивый ландшафт. Я с самого начала не был в восторге от перспектив такого назначения, но меня переубедила Л.П. Совершаева, которая тогда возглавляла КУГИ Ленобласти. В июле 1997 года арбитражный суд принял решение о процедуре банкротства — внешнем управлении ОАО «Дубровский производственный комбинат» и назначил меня арбитражным управляющим. Оздоровление предприятия путем продажи его имущества оказалось нелегкой задачей. Ситуация на ДПК была намного хуже, чем я мог себе представить. Проект с минватой провалился, а я уже ввязался в эту, как казалось, безнадежную авантюру. Но, как ни странно, несмотря на сокрушительный для моих усилий кризис 1998 года, мне удалось вытащить ДПК из банкротства. В значительной мере — благодаря поддержке руководства Кировского района. Неоценимую помощь мне оказывали заместитель А.В. Васильева по экономике С.В. Шевырев, Л.П. Совершаева и другие областные руководители.

В июне 2000 года я был назначен генеральным директором ДПК. У меня была хорошая программа по развитию комбината в современное высокоэффективное предприятие. В результате выборов в конце 1999 года вместо А.В. Васильева Кировский район возглавил Ю.А. Алферов, который развернул широкие репрессии против всех, кто сотрудничал с его предшественником. Его негативное отношение ко мне усиливалось и в связи с тем, что на прошедших выборах меня избрали районным депутатом. Я возглавил фракцию партии «Союза правых сил» (9 депутатов из 28) и сразу заявил о том, что намерен добиваться реальной работы муниципального собрания по контролю действий администрации района. Это очень не нравилось Алферову, поскольку я мог опираться на серьезных людей не только в районе, но и в регионе. Вместе со Г.Слабиковым, который тогда возглавлял Фонд имущества Ленинградской области, он организовал незаконное отстранение меня от должности. Это был фактически силовой захват ДПК. Также вдруг начались попытки завести уголовные дела. Следователи откровенно признавали их заказной характер. Предъявить было нечего и по требованию прокуратуры попытки прекратились.

Через год суд восстановил меня в должности генерального директора ДПК, но драгоценное время было потеряно. За этот год ставленник Г.Слабикова довел предприятие до такого состояния, что арбитражный суд принял решение о его банкротстве и инициировал процедуру ликвидации. Кстати, Слабиков сейчас отбывает срок по обвинению в крупных махинациях. А господин Алферов? Он у нас почетный гражданин. После того как Алферов фактически пустил под откос ДПК, на его площадке оставалось полтора десятка предприятий, которые я туда привел. В январе 2004 года руководители этих предприятий обратились ко мне с просьбой вернуться на эту площадку в качестве директора ООО «Дубровка» и заняться решением многочисленных общеплощадочных проблем. Алферов был вынужден поддержать просьбу руководителей предприятий. С тех пор я продолжаю работать.

Какова сейчас структура управления и что входит в ваши задачи?

— Формально я директор ООО «Дубровка», которое было учреждено предприятиями промзоны, и генеральный директор ООО «Дубровский инфраструктурный комплекс» (ДИК), которое учредило ООО «ЭМ-СИ Баухеми». ООО «Дубровка» разработало проект планировки промзоны «Дубровка». Этот документ прошел все официальные согласования и утверждения, по сути он является генпланом. Без него тогда предприятия не могли оформить в собственность необходимые земельные участки. Такова была моя первая задача. Также ООО «Дубровка» обеспечивает водоснабжение предприятий промзоны. Когда я пришел, на каждый кубический метр потребляемой предприятиями воды приходилось более 90 кубических метров потерь воды. В результате наших действий протечки сократились до уровня менее одного кубического метра. ООО «ДИК» было создано для реализации проекта по восстановлению системы канализации. Органы госнадзора предупредили предприятия об остановке их деятельности, если не будет работать такая система. Мы получили от учредителя льготный заем около 30 млн рублей и от других предприятий еще около 5 млн. На эти деньги восстановили канализацию и заплатили в бюджет Кировска 7 млн рублей за подключение к городским очистным сооружениям. Однако мои полномочия и задачи этим не исчерпываются. Фактически я действую как лицо, которому предприятия промзоны поручили обеспечивать решение всех общеплощадочных проблем, представлять их интересы при взаимодействии с органами власти. Я пытался создать управляющую компанию промзоны с юридическими полномочиями с участием муниципалов, однако мои попытки разбились об амбиции одних муниципальных руководителей, некомпетентность других, безразличие и опасения «как бы чего не вышло плохого» третьих. Таким образом, структура управления напоминает доверительное управление по обеспечению деятельности комплекса предприятий и развитию территории промзоны. Опираясь на доверие руководителей, которое поддерживается абсолютной прозрачностью и законностью всех моих действий, я и работаю. Раз в год на общем собрании мы отчитываемся и обсуждаем ситуацию, планы, проблемы. При необходимости собираются руководители нескольких предприятий для принятия решений, которые касаются какой-то части промзоны (например, для организации ремонта участка автодороги). Все проблемы мы решаем исключительно за счет средств наших предприятий.

Расскажите подробнее, какое наследство оставил обанкротившийся завод, сколько времени и усилий вам понадобилось, чтобы превратить мертвую зону в целый комплекс развивающихся предприятий.

— Березы на крышах цехов, выбитые окна, груды бетонных и металлических изделий повсюду. Полуразрушенные служебно-бытовые помещения. Неразбериха с документацией и бухучетом — ДПК оказался реальным банкротом. Но оставались здания и сооружения, созданные трудом предыдущих поколений. Оставалась полуразрушенная инфраструктура, которая все же как-то функционировала. Все это надо было ремонтировать, восстанавливать, приспосабливать для производства иной продукции, чем это было раньше. Более 90% номенклатуры производства ДПК устарело и больше не требовалось. Из более чем тысячи работников, которые трудились на ДПК в лучшие времена, оставалось менее сотни. Многие из них составили костяк начинавших работу новых производств. Конечно, это не была совсем мертвая зона. Может быть, некоторые части площадки. Несмотря на то, что люди месяцами (а некоторые — годами) не получали зарплату, многие из оставшихся все же пытались выживать, что-то делали (как оказалось, зачастую — незаконно, с продажей продукции мимо кассы).

Первоначально я планировал продать под новые производства часть зданий и сооружений и сохранить частично производство ДПК с корректировкой номенклатуры продукции. Кое-что стало получаться, но кризис 1998 года отбросил нас назад. Мои иностранные партнеры, побывав на комбинате, предложили использовать площадку для съемок триллеров и фильмов ужасов, пообещав протекцию в Голливуде. Действуя под контролем собраний кредиторов ДПК (более половины долгов было перед бюджетами и социальными фондами), мне удалось продать эти цеха и прочее имущество. Я формировал имущественные комплексы и предлагал такие цены на них, чтобы это было интересно не спекулянтам-перепродавцам, а тем, у кого имелись реальные планы создания производства. Я предварительно изучал эти планы и возможности их реализации, убеждался, что имущество будет использовано именно для запуска производства. Все это сопровождалось массой трудностей! Для их преодоления, по договоренности с потенциальными покупателями, я создавал на базе соответствующих имущественных комплексов дочерние компании ДПК и продавал их уже «под ключ». При этом я старался сохранить контроль над инфраструктурой (системами водоснабжения и канализации, автомобильными и железными дорогами и пр.).

В основном задача превращения ДПК в развивающуюся промышленную площадку была решена за первые три года, после чего комбинат вышел из банкротства. Почти все имущество находилось в различных компаниях, которые занимались подготовкой производства или уже вели производственную деятельность. При этом ДПК имел значительные доли в наиболее крупных компаниях и контролировал инфраструктуру промзоны. Позже, после моего отстранения и в процессе ликвидации комбината, все это также было продано не лучшим образом. Но мы справились!

Более-менее полноценно промзона заработала, начиная с 2005 года, и продолжает развиваться. Многие здесь выросли от уровня «гаражных мастерских» до вполне солидных предприятий. Конечно, иногда случаются кризисы: какие-то предприятия переходят в другие руки и перепрофилируются, другие останавливаются. Но в целом промзона поступательно наращивает объемы своей деятельности.

Я хотел бы отметить, что говорить о том, что мне одному удалось превратить мертвую зону в целый комплекс развивающихся предприятий, будет некорректно. Безусловно, прежде всего это заслуга предпринимателей, которые пришли сюда. Без их энтузиазма, энергии, таланта вряд ли бы что-то получилось. Мне повезло встретить таких людей, как А.Мондрус, Б.Крупкин, А.Лукъянчиков и А.Быков, П.Буинов и А.Козлов, О.Шокин, Ю.Корзаков и многие другие, без труда которых здесь не было бы ничего кроме руин. Думаю, что и мне удалось помочь им.

Какую роль в социально-экономическом развитии Кировска играет промышленная зона?

— Кировск — это город, история которого неразрывно связана с ГРЭС-8 (Дубровской ТЭЦ) и ДПК. Возрождение комбината в новом обличье, его вторая жизнь имеют большое значение для города и его жителей. Руины, где едва теплится жизнь, производили бы удручающее впечатление. Руководители предприятий промзоны хорошо понимают, что они используют то, что было создано трудом предыдущих поколений. Мы инициировали воссоздание Совета ветеранов ДПК и поддерживаем его работу, в том числе и финансами. В промзоне работает более тысячи человек, большинство из них — жители Кировска. (Примерно столько же трудилось на ДПК в лучшие времена. Это важно, особенно если посмотреть на другие градообразующие предприятия Кировска, численность работников на которых в разы ниже, чем в прошлые времена.) Производительность труда, выработка продукции, затраты ресурсов на нее и прочее — на уровне лучших зарубежных аналогов. Это позволяет работникам получать достойную зарплату и иметь хорошие условия труда. Даже по итогам 2014 года предприятия промзоны произвели продукции и услуг более чем на 5 млрд рублей и заплатили в бюджеты всех уровней около 1 мрд рублей: в бюджет города Кировска поступило примерно 10 млн рублей, чуть больше — в бюджет Кировского района, остальное — в бюджеты региона и РФ. После этого у нас происходили разнонаправленные процессы. С одной стороны, общий кризис отразился и на нас — некоторые предприятия «лихорадит». С другой — есть серьезные инвестиции (ООО «Спецгазэнергомаш», ООО «Констрактор РУС», ООО «Мебелетта» и др.), запускаются новые производства (ООО «Луч»). Есть данные о том, что суммарные объемы производства растут.

То есть перспективы позитивные. А насколько велик потенциал Дубровки и каковы ваши планы в этой связи?

— В настоящее время используется практически 100% территории и объектов прежнего ДПК — около 62 гектаров. В основном это земельные участки, находящиеся в частной собственности. Общая территория ПЗ «Дубровка» по проекту планировки — 97 гектаров. Остающиеся территории — в распоряжении КУМИ Кировского района. Исходя из результатов анализа динамики развития предприятий и возможностей свободных территорий, думаю, что потенциально в ПЗ «Дубровка» возможен рост показателей, о которых я говорил, не менее чем в два раза. Конечно, многое зависит не только от нашей активности и взаимодействия с муниципальными и региональными властями, но и от общей экономической ситуации в стране. Если в России кризис, то это и нас настигает. ПЗ «Дубровка» в генплане Кировска занимает часть территории Южной производственной зоны (ЮПЗ, более 300 гектаров), большая часть которой за пределами нашей промзоны не используется. Развитие ПЗ «Дубровка» может быть использовано для освоения остальной территории. Каждый день около четырех тысяч жителей Кировска вынуждены ехать на работу в Санкт-Петербург и другие места, что не только значительно снижает качество жизни этих людей и их семей, но и лишает местные бюджеты соответствующих поступлений. По моим оценкам, развитие ЮПЗ по аналогии с ПЗ «Дубровка» может решить эту проблему, обеспечив создание соответствующего количества рабочих мест. Ко мне обращаются предприниматели, которые ищут площадки для производства. Я показываю им имущественные комплексы, которые могут быть проданы, земельные участки, которые могут быть предоставлены в аренду. При этом мы сотрудничаем с властями, в основном с Е.А. Павловым, заместителем главы администрации Кировского района по экономике. Он бывает на предприятиях нашей промзоны и хорошо представляет ее потенциал.

Что касается планов, то у меня имеются расчеты и предложения по развитию не только Дубровки, но и всей ЮПЗ. Для их реализации недостаточно энтузиазма предпринимателей. Необходимо, чтобы государство, местное самоуправление перешло от поддержки в основном крупного и суперкрупного капитала и госкорпораций к реальной поддержке малого и среднего производственного бизнеса. Я подготовил проекты двух областных законов, которые могли бы изменить ситуацию и с большой степенью вероятности обеспечить реализацию потенциала Дубровки и ЮПЗ в целом. К сожалению, при продвижении этих законопроектов я практически не встречаю понимания и поддержки ни на муниципальном, ни на областном уровнях. В планах — продолжать попытки, искать союзников и новые возможности.

Каково самое ценное достижение в истории Дубровки?

— Думаю, это создание ООО «Дубровка» и той системы доверительного управления, о которой я говорил выше. Также важно, что удалось практически полностью использовать здания и сооружения ДПК. Мы не разрушали то, что было создано до нас. Мы приводили это в порядок и приспособили для новых производств, строили новые здания и сооружения. И, конечно, бесценен опыт, когда вместо стенаний и жалоб на препятствия на руины пришли предприниматели, создали новые предприятия и сумели не только выжить сами, но и обеспечить значительный положительный эффект для Кировска и всего региона.

Что может помочь реализовать ваши задачи по развитию?

— Как я уже говорил, реальная поддержка государства. Хотя бы такая, как для крупного бизнеса. Мне непонятно, почему для получения налоговых льгот надо инвестировать не менее 300 млн рублей и написать огромное количество бумаг. Чем это лучше для государства и общества по сравнению с ситуацией, когда инвестиции составляют десять раз по 30 млн рублей? Больше хлопот у чиновников? Мне непонятно, почему налоговые льготы положены крупному девелоперу, развивающему индустриальный парк, и не положены предприятиям, которые за счет собственных средств развивают промзону, действуя не только в своих интересах, но и в интересах освоения свободных земельных участков на этой территории? Я не говорю о субсидиях, хотя известен опыт, например, Татарстана, когда за счет бюджетов создается инфраструктура промзон, как это делается в странах Западной Европы. Я всего лишь предлагаю компенсировать затраты предприятий на развитие инфраструктуры промзоны, вернув им часть уже выплаченных ими налогов, которых бы не было без этих предприятий. Также необходимо более четкое взаимодействие с муниципалами по управлению промзоной.

Что, на ваш взгляд, является наиболее существенным препятствием?

— Существенным препятствием для развития промзоны является слабость местного самоуправления, его низкая бюджетная мотивация (очень малая часть бюджетных поступлений). Еще более существенное препятствие — экономическая политика государства, которая, вопреки декларациям, не направлена на развитие малого и среднего предпринимательства в производственных сферах. Также следует отметить, что даже в тех случаях, когда на федеральном уровне принимаются правильные нормативные акты, предполагающие принятие соответствующих решений на региональном уровне в интересах малого и среднего предпринимательства, на уровне Ленинградской области такие решения не принимаются.

Какие возможны в этой связи решения и действия?

— Глобально — нужны решения о реальной поддержке предприятий независимо от их размера, особенно на стадии запуска. Надеюсь, что рано или поздно жизнь заставит. Наши действия — продолжать усилия по изменению ситуации на всех уровнях, сохранять и развивать промзону «Дубровка» на основе имеющегося опыта.

Разговор с Александром Афанасьевичем получился интересным и достаточно откровенным. Любая история создания чего-то глобального, всегда имеет свои темные стороны и свои трудные времена на любом этапе. Можно ее вылощить до блеска и подать исключительно как позитивную историю успеха, подарив начинающим созидателям сладкую легенду о том, что дорога к процветанию усыпана лепестками роз, власти любого уровня лишить возможности услышать реальных создателей-практиков с богатым опытом и здоровыми амбициями, искренне болеющих за свое дело, а существующую экономическую систему — возможности более совершенного развития, с опорой на реалии. И не просто принять к сведению информацию, а использовать с перспективами объединения усилий для создания мощных рычагов, ведущих к процветанию региона, страны.

 

 

Татьяна Пангина

Понравилась статья? Поделись с друзьями!