13:44

Здесь будет город-сад!

Мы узнали из заметки «Дворик на Заводской», помещенной в праздничном выпуске газеты Отрадное В-С-З, о том, что ИЗ ЭГОИЗМА граждане самостоятельно создали большую зелёную зону. На место происшествия в разведку отправился наш корреспондент Алексей Дубинин. Выяснилось, что главным зачинщиком и исполнителем многолетнего проекта является учёный, писатель, а также наш регулярный автор Людмила Фоминична Московская. Неожиданным оказалось её новое амплуа – в свободное время садовник. Наш разговор получился большим и затронул не только ботанические аспекты бытия. Надеемся, он будет интересен читателям.

 

А. Д.: Вы переехали в Отрадное из Петербурга, учились, работали в Северной столице. Чем вас привлекает наш город?

 

В Отрадном пока сохраняется пространство, мощь цельность естественной природы. Здесь первозданная Нева, лес. Лесопарковая сосновая зона прямо входит в город. Здесь сохраняется возможность чувствовать землю и видеть небо. Меньше пока у нас и экологическая нагрузка. Небольшое расстояние разделяет город от Петербурга, правда, транспортная проблема год от года усугубляется.

Однако, человек, обращённый к комфорту, зачастую не видит и уничтожает подлинную красоту. Естественные биотопы специально сохраняют в городских парках. В  ЦПКО, в Павловском парке траву умышленно не косят. Многие отрадненцы радовались россыпям ромашек и зарослям колокольчиков на берегу Невы. Достойно кисти художника было цветение полевых трав в нынешнем году. Но все унифицируется и замещается покладистой газонной травой –  плевелами. Однако, пространство нашего города всё ещё вмещает в себя мощь подлинной природы.

 

А. Д.: Такое серьёзное дело как создание сада не начинается спонтанно. Что вдохновило на это?

 

Мне регулярно доводится бывать в садово-парковых предместьях Петербурга: в Павловске, Пушкине, Петродворце. И главное, что впечатляет меня здесь, отнюдь не дворцы, но удивительно гармонично спланированные зелёные пространства, окружающие даже и обычную жилищную застройку. Аккуратные газоны, ухоженные цветники, подстриженные кустарники. Пейзажные парки, сады, скверы с профессионально  подобранными деревьями и кустарниками не выпускают путника, а словно передают его из рук в руки. Прекрасные дороги и тротуары. Тут ощущаешь удивительную лёгкость, душа ликует от сияния окружающей природы. Причём, я никогда не видела здесь садовых рабочих. Всё, кажется, существует само собой. Просто один раз добросовестно разбили газоны, сделали дренажную систему парковых дорожек, со вкусом подобрали и сгруппировали здоровые растения. Кто-то невидимый сформировал кроны старинных клёнов и дубов так, чтобы под ними было светло, кто-то невидимый обкосил газоны, подстриг и обкапал кустарники. Но подстриг с разумением – те, которые нуждаются в этом. И каждое дерево или куст оказывается в едином парковом пространстве, в ансамбле: сияет само по себе и словно переговаривается, усиливается красотой и гармонией окружающих растений. Сколько бы раз ни проходила здесь, и в солнечный, и в ненастный день, всегда весёлая музыка начинала играть в душе при виде элегантного живого простора сада.

И возвращаясь в родные пенаты, я удрученно глядела на клочковатые нестриженные кусты, либо напротив безобразно обкромсанные жасмины, превращённые из цветущих кустарников в неряшливый ком листьев. На кочковатые газоны. С грустью смотрела на громадные тополя и вязы, бестолково воткнутые несколько десятков лет тому назад поближе к домам, и теперь разросшиеся, нависающие над крышами и окнами.

И мне мечталось, чтобы и в нашем Отрадном ощутили хоть малую толику того наслаждения, которое испытываешь в хорошо спланированном городском зелёном пространстве.

 

Однажды на одной из встреч с бывшим мэром Владиславом Николаевичем Киселёвым мы затронули этот вопрос. «Вы не представляете, какие ассигнования выделяет казна на содержание садово-паркового хозяйства в Петербурге. Нашему бюджету такие деньги и не снились», – парировал он. На этом разговор  и закончился.

 

Был и второй источник вдохновения. Далеко не все жители нашего города представляют себе, где они живут. Мы, конечно, все знаем грандиозную промзону, Неву, расположение сетевых магазинов, почты, аптек, школ, автобусных остановок, устремляющих нас в город. Но значительно меньшая часть отрадненцев знает, какие первозданные леса примыкают к городу с южной стороны. И чем дальше в лес, тем величественнее сосны, берёзы, ели. Непередаваемый восторг от лыжных дальних походов, от грибных и ягодных вылазок знаком далеко не всем.

Я много лет, ещё с университетской юности, хожу за этим сияющим восторгом в бескрайние снежные дали с танцующими березняками, устремлёнными к небу свечами сосен, столетними елями. Светящийся, чистый, всегда праздничный лес. Хотелось взять его с собой, запечатлеть на фотографии. Подарить, поделиться с людьми. Хотелось, чтобы и к нашим окнам подошли эти настоящие вольные друзья.

 

А. Д.: Что же произошло, что побудило перестать мечтать и взяться за дело?

 

Случай. Однажды… более десяти лет тому назад поздней осенью, когда осыпались последние листья, к нам во двор прибыла бригада лесорубов. Двор заполняли огромные 50-летние деревья, посаженные первыми жителями, заводчанами «Гидромонтажа». Зрелище было не для слабонервных. Дерево пилили внизу и бросали наотмашь, тросом направляя падение. Происходящее вызвало бурную реакцию жителей. Мнения разделились. Кто-то безоговорочно всё одобрял, многие поднялись на защиту На место событий вызывали полицию, писали жалобы во всевозможные органы власти. Но отодвинуть общественной суетой казнь деревьев удалось лишь на сутки. Процесс пошёл. Через неделю всё было кончено. Рёв пил стих. Обрубки стволов и ветви покиданы в грузовики и увезены.

Стоял сырой ноябрьский день. Перед окнами расстилался лунный пейзаж: под серым небом блестели серые мокрые кочки, исполосованные колеями машин, и среди них торчали громадные рыжие пни. На противоположном краю мёртвого поля маячили ржавые гаражи, корпуса завода и труба котельной. Страшная тоска, граничащая с ужасом, охватила от этой картины.

Справедливости ради, надо сказать, что печальная участь постигла не всю растительность двора. Выпилили лишь деревья, стоявшие в центральной части, а исполинов под окнами оставили. Вышел приказ бороться с тополями, вязов он не касался.

Но как говорят, нет худа без добра.  Надо было преодолевать катастрофу. И мы решили разбить «хороший сад», посадить не что попало, а наши родные светлые деревья. В ту же осень появились первые саженцы: берёзки, рябины, сосна, ель. За дело взялись несколько человек, многие сочувствовали и обещали помощь. «Господь и намерения целует».

Так было положено начало марафону длиной почти в полтора десятка лет. Каждую весну появлялись новые питомцы. Вначале определили место крупным деревьям:  берёзам, рябинам, черёмухам, соснам, дубам. Старались размещать их подальше от домов, чтобы в будущем они не лишали света. Позднее сад дополнялся цветущими кустарниками. Саженцы часто предлагали соседи. Не всё проходило гладко, какое-то растение не приживалось, что-то ломали, несколько молодых деревьев подрезали триммерами косцы. Бывали и стихийные бедствия. В аномально засушливое лето 2010 года молодые деревца в июне стали желтеть и сбрасывать листву. Пришлось взяться за полив. Каждый вечер после работы разносить ведер по двадцать воды.

Но всё это в прошлом. Сад принялся. Весело звенят лёгкие берёзовые листочки. Торжественно стоят сосны. И каждую весну расцветают передавая эстафету друг другу: черёмуха, рябина, спирея, сирень, калина, жасмин, боярышник, шиповник. А осенью краснеют ягоды. Здесь отдыхает душа. Вольная светлая природа из прекрасного далёкого леса подошла к нашим домам. Кстати, формирование садово-паркового пространства из естественно произрастающих пород активно используется в зонах отдыха: Павловске, Петродворце, в новостройках Курортного района Петербурга.

 

А. Д.: И теперь, наконец, можно почивать на лаврах?

 

Сад зашумел. Деревья возмужали, и теперь в общем-то я им уже не нужна. Но работа продолжается. Чтобы радовать, сад должен быть ухоженным. Регулярно осматриваем питомцев, по возможности убираем сухие и лишние ветви,  подстригаем кусты. Все растения стараемся окопать: и для красоты, и для пользы – рыхления, и для корысти – чтоб случайные наемники-косцы не подрезали кору и не загубили дерево и большой труд, положенный на него. Труд, который не стоил городу ни копейки. Во славу Божию.

Но наш микрорайон преображается и благодаря попечению городских властей. Большое событие местного значения произошло в прошлом году. Когда было обновлено асфальтовое покрытие на Заводской и благоустроена детская площадка. И сад стал настоящим садом.

Радостно подходить к дому, радостно глядеть в окна. Приятно, когда видишь, что люди с удовольствием прогуливаются по дорожкам. Приятно, когда благодарят за труд.  Радуешься тому, что это твои единомышленники чувствующие красоту.

 

 

 

А. Д.: Всё ли удавалось сразу? Были ли огорчения?

 

Огорчения сопутствуют любой деятельности. Особенно здесь, когда ты не защищён от случайно забредшего хулигана. Вот и в нынешнем году дети среди белого дня облупили всю кору на молодой берёзке. Замечания ведь чужим детям теперь делать не принято. И это наша общая беда. Порой кажется, когда кто-то изломает ветви, а то и дерево, что все напрасно и скверно. Однако красота и порядок непременно и непрерывно воспитывают нас всех. Помню, как меня удивил разговор с незнакомым юношей, пришедшим заниматься на турнике. Он неожиданно подошёл и сказал: «Вот я занимаюсь ерундой, а вы трудитесь. Я никогда не сажал деревьев, но хочу посадить у своего дома».  Запечатлелся в памяти и другой случай. Две девчушки лет пяти, гулявшие без родителей, пошли фотографировать друг друга на фоне сосен. Значит, красота работает. Та красота, которая лежит в основании мира, держит мир, и по слову мыслителя, должна его спасти.

 

А. Д.: Все сейчас озабочены зарабатыванием денег, это генеральная линия официального навязываемого менталитета. Абсурдно, а попросту глупо бесплатно рыть землю.

 

Это так, но на очень поверхностный взгляд.  Да, это, конечно, большой труд. Но и в ином взгляде есть своя логика, свой расчёт и даже своя корысть. Кроме материальных побуждений к действию человека, всегда имеются, как в мышцах нервы, нравственные причины. В них-то всё дело.

Можно много говорить о морали, добре и зле. Но всё будет пустое. Пустое и для окружающих, и для себя самого. Эту фальшь непременно будешь сознавать до тех пор, пока не преодолеешь собственную косность. Необходим опыт самовоспитания, попробовать взять себя под уздцы, отбросить гордость, самодовольство, лень, и сделать простое, нравственно чистое, полезное дело. Надо Львом Толстым многие подсмеивались, за его призывы к «опрощению», за то, что он траву косил, землю пахал. Люди не хотят выходить из ложных стереотипов, и не хотят выпускать из них других. Он же искал в простой работе не только физической разминки, но духовного раскрепощения, духовного покоя, правды.

Конечно, утром и поспать хочется, и полениться, порой выгоняешь себя пинками. Но когда выйдешь – ласково сияет солнце, доверчиво стелется росистая трава, звенят молодые листья берёз, тенькают синицы. И ты в светлом улыбающемся утреннем дне, ещё не омрачённом заботами, занимаешься простым полезным физическим трудом. Беседуя с землёй и небом. И оставляя чуть-чуть больше чистоты и радости после ухода. А в сердце после работы поселяется удивительная тишина.

 

Позвольте несколько расширить эту тему, выйти за пределы нашего двора. Как правило, мы крайне самодовольны, горды и ограничены в своем самолюбии. Мы боимся быть собой. Нам стыдно поднять кем-то брошенную  бумажку и бросить её в урну.  Мы можем неделями ходить вокруг, гуляя с собачкой, и в упор её (бумажку) не видеть. Справедливо рассуждая о том, что не мы её бросили, не мы дворник, и что нам вообще на всё наплевать. Это, как правило, стандарт мышления. Юродство – если человек берёт мешок, идёт и убирает городской лес. Но это юродство с нравственной точки зрения вполне разумно. Во-первых, выхода нет. Никто убирать не будет. Чиновник в лес не ходит. Он может решать вопросы, лишь осваивая деньги, а не по любви. Он профессионал, а не сентиментальный слюнтяй. Можно обращаться, требовать, куда-то писать, к кому-то апеллировать, и потом, когда-нибудь может быть кто-нибудь… А можно взять мешок, собрать, мусор, и назавтра с удовольствием пробежаться по чистому лесу. Удивляя этим не только себя, но и постоянных прогуливающихся здесь граждан. И может быть, вполне вероятно, что кто-нибудь, с изумлением глядя вслед безумцу с мусорным мешком в ничейном лесу, задумается о чем-то серьёзном, выходящим за рамки этой простенькой ситуации.

Я с большой радостью прочитала, что десант по очистке лесопарка был предпринят с вашим участием, Алексей, и информационно поддержан редакцией газеты «PRO-Отрадное». И подтверждаю, что лес после уборки засиял. Но кроме прагматического наведения чистоты, этот эксперимент по укрощению  собственного величия и самодовольства. Это и полезная прогулка на воздухе. Это и возможность не только теоретической, но действенной пропаганды жизни по совести. Нам нужен идеализм, пошлость имеется с избытком.

 

А. Д.: Наверное, администрация довольна такими бесплатными благоустроителями городской территории. Каковы ваши отношения с ней?

 

Отношения и отношение определяется результатами деятельности. Мы судим по изменениям, происходящим вокруг нас. И в целом, сколько бы мы не насчитали недоделок, в благоустройстве нашего микрорайона прогресс налицо. Город за последние годы очень преобразился. И главное его украшение –  появление дорог, по которым легко и приятно ходить. За это спасибо администрации. Прекрасные асфальтовые покрытия и относительная тишина двора привлекают к нам детей и собаководов из всех окрестных домов, лишенных необходимого жизненного пространства.

Однако, зачастую благие намерения власти слегка корректируются неминучими обстоятельствами. И во всех триумфальных отчетах правды, конечно, много, но не вся. Почти ко всем позитивным действиям примешивается что-то ещё – ложка дёгтя. Хорошо решаются вопросы, подкреплённые освоением денег. Значительно туже продвигаются решения, требующие изыскания ресурсов. Ни в обиду будь сказано, ни для осуждения, но с желанием увидеть ещё более лучшие результаты труда, мы рискнём привести несколько эпизодов из благоустроительной деятельности администрации на нашей улице.

 

Истории жизни нашего двора.

История первая. Жители долго мечтали о хорошей садовой земле, обращались в администрацию. – и Ура! – Весной в центре двора на пешеходную дорожку вывалили два КАМАЗа лесного торфа, видимо, снятого при освоении под промзону территории у реки Тосна. С усердием народонаселение принялось растаскивать землю вёдрами на свои газоны. Носили все: здоровые и больные, молодые и старики. Носили всё лето, а земля всё не кончалась. И до сих пор её гряда, превращенная в клумбу, простирается в центре. В следующем году произошло новое прекрасное событие – замена теплотрассы. Тогда всю землю вывезли, а по окончании работ траншеи закидали как попало. Плодородный слой оказался снизу, глина и щебёнка – сверху. Обиженные граждане навсегда зареклись заниматься садоводством. Но отходчиво сердце человеческое. Поворчали, повздыхали и снова принялись рыхлить глину, выбирать камни и садить цветы.

 

Или ещё пример. Вожделенный  ремонт крыш на всей улице вызвал восторг жителей. Также обновили и сточные трубы. И теперь по новым трубам водопады мчатся прямо под дома, в подвалы. Системы водоотвода на мостовую нет. Хотя технически укрепить ещё один кусок трубы со стоком на асфальт совсем не сложно. И во многих многоквартирных домах Отрадного это сделано (например, на Советской ул.). Нет у наших несчастных хрущовочек на Заводской и отмостки. Но эта проблема совершенно неразрешимая. Она обсуждалась ещё со времен мэра Киселева. А воз и ныне там.

 

Или такая опять в целом прекрасная история. Принялись обновлять асфальтовое покрытие, делать автостоянки. И нечаянно трактором сломали осветительный бетонный столб. Земляные работы окончились, а про восстановление освещения позабыли. И теперь только самые отважные выносят мусор на помойку вечером.

 

Или ещё одно замечательное событие. В центре двора воздвигли площадку для сбора мусора (бок о бок с детской). Правда и раньше она имелась, но с краю, у забора,  а тут всё по науке: красуется в центре. Народ сначала поудивлялся, потом привык и притих. Тем более что построили надёжно, заасфальтировали, оградили бетонной стеной. Но вскоре откуда-то стали появляться лужи. Вода сочилась, растекалась по газонам. Текла и летом по траве, и зимой по снегу. Оказалось, что из-за отсутствия технической документации мусоросборочную площадку случайно водрузили на трубах. Видимо, долго выясняли, что делать, и кто виноват? Администрация или водоканал. А вода текла и текла. Всё-таки меры приняли. Аварию ликвидировали. И уехали. С тех пор асфальт на площадке разломан, бетонные блоки сваркой не скреплены. Заградительная железная решётка, некоторое время валявшаяся рядом, исчезла. Наверное, кто-то сдал в металлолом. Прошёл не один год. Мусоровозы регулярно поддают бетонные блоки, и те потихоньку разъезжаются. Бесшабашные подростки ходят по верху заграждения, не предполагая, что могут остаться инвалидами, если забор свалится. В ветреную погоду мусор разлетается по всему двору. Обращались, звонили – всё напрасно, мёртво.

 

И ещё пример. Или хватит? Ещё маленький. Уже совсем недавно подстригали оставшиеся в живых после первой кампании тополя. Приказ был оставлять восьмиметровые обрубки. Мы просили убрать деревья совсем. Отказ. Теперь столбы-мертвяки окружают дома со всех сторон.

 

Я не говорю о городской котельной во дворе, дым которой при сильных северных и восточных ветрах буквально упирается в окна, отравляет угарным газом. Но нам объяснили, что всё сделано согласно проекту.

 

«Ну и что? Подумаешь?» –  скажете вы и будете совершенно правы. Ибо в каждом дворе, наверняка, течёт такая же история, состоящая из историй, подобных нашим. Конечно, у администрации обязанностей не мало, и мышление исключительно государственное. А нас слишком много. И мы постоянно отвлекаем её мелочами, не даём сконцентрироваться на стратегических направлениях. У неё просто голова болит от всех наших проблем.  Но нам всё-таки хочется, чтобы, делая что-либо, люди видели конечный смысл своей деятельности, тем более что они профессионально любят город, за деньги,  а мы по-дилетантски, зачастую сами ещё приплачиваем трудом за свою любовь к отчизне.

Но ещё раз надо сказать, что баланс несомненно положительный, хорошего больше: теплотрасса новая, асфальт гладкий, крыша исправная, помойка снаружи красивая, однако есть ещё осадочек. А как бы хорошо, чтоб его не было. Совсем не было. Но это пожелание на будущее, ведь должна же к чему-то стремиться даже такая совершенная структура, как городская власть.

 

А. Д.: Давайте вернёмся от прозы жизни к поэзии. Где вы черпаете оптимизм для продолжения проекта?

 

Однажды много-много лет тому назад я копала землю под цветник, восстанавливая газон после очередной замены труб. Александра Григорьевна Логинова, мама моей одноклассницы, спросила: «До каких пор будете трудиться?» – «Пока живём», — вырвалось само. Её уже давно нет, а мы «пока живём». – Как-то невольно получается «высокий штиль».

И непременно надо сказать, что многие-многие жители Отрадного безвозмездно на протяжении многих лет по своим силам и вкусу украшают наши улицы. У нас на Заводской таких чудаков не мало. Посмотрите на благоухающую цветами землю у 1, 2, 5, 7, и в особенности у 6 дома. К стыду своему, даже живя поблизости, мы знаем имёна далеко не всех. Такое вот наше время – не коллективное, но атомарное, всяк сам по себе. Назовём лишь ближайших соседей: Галину Ивановну Розову, Ларису Николаевну Сидорову, Лидию Александровну Ефимову, супругов Грошевых. Что движет ими? Совесть. Любовь. Умение видеть красоту и желание поделиться ею с другими. Их любовь к городу крепка и действенна.

И если встречаешь клумбу или просто цветок, улыбающийся с газона всякому прохожему, непременно сердце встрепенётся навстречу. Значит, здесь безопасно, здесь живут наши люди. Живут на своей земле. Пока оптимизм терять рано: в Отрадном немало соратников, остальные – сочувствующие. Как прекрасно, что не перевелись бескорыстные чудаки. Они дают, вопреки навязываемому здравому смыслу, нравственный кислород, тот запас идеализма, который совершенно необходим в нашей мертвящей прагматической действительности. Реальный шанс сохранения национального самосознания.

 

Людмила  Московская,

Алексей Дубинин

Понравилась статья? Поделись с друзьями!