Факты из жизни настоящего человека

Старшее поколение воспитывалось на историях о настоящих героях Отечества. Каждый прочел в свое время знаменитую повесть о советском летчике Алексее Мересьеве (в жизни — Маресьеве). Художественные произведения, описывающие реальные истории, реальных людей, не всегда точны, и это нормально, ведь автор ставит задачу создать интересный рассказ или описать захватывающий сюжет, и небольшие отступления от истины не делают его труды менее значимыми. И все же, всегда интересно услышать рассказ очевидцев.

«Повесть о настоящем человеке», написанная в 1946 году, принадлежит перу советского писателя Бориса Полевого. Рассказ он записал, будучи репортером газеты «Правда», и три года не мог приступить к работе, а потом вдруг с нуля написал книгу за девятнадцать дней, не имея ни конспекта, ни плана, руководствуясь только репортерскими записями. Возможно, по этой причине и возникли расхождения с истиной. За эту повесть писатель в 1947 году был отмечен Сталинской премией II степени. Не только советский читатель полюбил эту книгу. Ее читал весь мир! Более сорока раз она издавалась за рубежом и более ста — на русском языке, поскольку основная мысль — как остаться человеком в нечеловеческих условиях — всегда вызывает живой интерес. В 1948-м вышел одноименный фильм.

20 мая 1916 года в городе Камышине Саратовской губернии родился настоящий человек. Именно это определение с легкой руки Бориса Полевого будет сопровождать летчика, Героя Советского Союза Алексея Маресьева. Сюжет многим знаком с детства. Самолет Маресьева был сбит в бою, затем аварийная посадка, раздробленные ступни ног. Обессиленный летчик ползком пробирался через болото и лес по снегу. Был найден местными жителями, затем госпиталь и ампутация обеих ног. Дальше почти фантастический финал — возврат в строй. Полеты с протезами. Сбитые им фашистские самолеты. Повесть Бориса Полевого, к сожалению, сегодня изъята из школьной программы, а научная биография Алексея Маресьева так и не создана. Я же хочу рассказать подлинную частицу истории.

В деревне Плав Новгородской области, где мне частенько приходится бывать, живет по соседству замечательный человек Виктор Вихров. Отец Виктора — тот самый Александр Вихров, которого описал в «Повести о настоящем человеке» Борис Полевой: «Старший, худенький, голубоглазый, с русыми пеньковыми волосами, держал в руке наготове топор, решив, должно быть, применить его при случае». И, если поговорить с Виктором, можно узнать много интересного… Когда было 100-летие со дня рождения Маресьева, деревня вновь чествовала героя. И Виктор стал тогда звездой. Прошло время, но он по-прежнему охотно отвечает на вопросы о том случае. А поскольку мы с ним просто соседи, могу сказать, что жизнь его течет своим чередом: он ловит рыбу, сажает огород, получает пенсию и ждет приезда автолавки.

Память о Маресьеве в деревне Плав жива, но история несколько отличается от описанного Б.Полевым. Писателя здесь, несомненно, уважают, а «Повесть о настоящем человеке» читают и любят, но на своем стоят крепко. «Вранья вокруг Маресьева много», — говорит Виктор Александрович. Старшему лейтенанту Маресьеву после восемнадцати суток тяжелейшего пути ползком без еды по зимнему лесу повезло оказаться рядом с лесной дорожкой, связывающей соседние села. Расхождений с книгой Полевого несколько. Скажем, деревню никакие оккупанты не сжигали — фронт до нее попросту не дошел. Приземлился летчик не в тылу врага, а на советской территории. Да и нашли его не малолетние сорванцы, как написано у Полевого. «Батьке-то моему тогда уж девятнадцать лет было, начисто комиссованный после ранения — на левой руке ему все пальцы миной под Новгородом оторвало. Ну, а тогда как раз в апреле один дед из соседнего села шел по лесу. Слышит, в лесу кто-то кричит. Подойти побоялся: до фронта всего одиннадцать километров, мало ли кто там… Подойдешь — так потом и домой не вернешься!.. Однако добрался к нам в деревню и сказал про чужого человека в лесу. И вот пошли дед мой, батька и Серёга Малин, сосед. Нашли Маресьева, вытащили. А метрах в шестидесяти от дороги — дикий лес. Запрягли лошадь, притащили сюда... А лежал он вот прямо здесь, у печки. Кровать у нас была старинная, клепаная. Ее потом в музей забрали. Вот на ней и лежал. Дед его носил в зипуне в баню...», — поведал Виктор. Баня эта до сих пор цела! Солидный сруб, внушительный котел, печь-каменка. Топится, как и прежде, по-черному. «Вшей на нем было — что-о-о т-ты! Вся одежда как есть шевелилась, будто живая!.. И отощавши страшно — его не только дед носил, его и тетка на руки подымала. Весу в нем было, как в пушинке... Что ж ты хотел? Восемнадцать суток не евши почти — снег да клюква. Про то, что ежа съел, — это неправда. Про ящерицу знаю. Да и ту только надкусил. Батька рассказывал, что она Маресьеву лапкой в рот уперлась — живая, то бишь, была. Вот он дальше-то и не смог — жутко стало».

В деревне Плав не было врачей, и Маресьева выхаживали народными средствами. Там летчик провел двое суток, потом его забрал самолет санитарной авиации. С тех пор он в Плаве больше никогда не бывал, за что некоторые жители на него были обижены. Детвора, если слышала звук самолета, бежала, думала, это Маресьев, посылку им с конфетами сбросит. А он так и не приехал... По словам Виктора, Вихров-старший не особо рассказывал детям о Маресьеве, но до последних лет жизни у него сохранились с летчиком теплые отношения.

Александр Вихров и Сергей Малин приезжали к Алексею Маресьеву в гости в Москву. Тот высылал деньги для детей Вихровых, помог Александру сделать зубные протезы. У Виктора сохранился билет на парад 9 мая 1965 года, где его отец побывал тоже благодаря Маресьеву. В доме Виктора всё почти так же, как было при отце: иконы, радиола, куклы, печка. Из всей «цивилизации» — только телевизор. На стенах много фотографий, среди которых есть и те, на которых Алексей Маресьев со своими спасителями — Малиным и Вихровым. Витька говорит, что не хочет делать из дома музей: «Будут всякие ходить, а так дома только я и кот». Но это получается само собой: денег на новые вещи у него нет, а туристы, школьники и просто любопытные едут и едут. Не в таком количестве, как при Вихрове-старшем, конечно, но посетителей хватает. «К отцу постоянно школьники приезжали, — вспоминает Виктор и показывает фотографии. — Он с ними в лес ходил, дорогу Маресьева показывал, рассказывал».

Сам Виктор тоже может и проводить, и рассказать, но без особого энтузиазма: Маресьев для него — прошлое. Но я думаю, мы не имеем права забывать это прошлое. На подвиге Маресьева воспитано не одно поколение советских людей. Да и сейчас многие испытают огромное удовольствие, перечитав еще раз повесть Бориса Полевого о настоящем человеке.

НашаНюша

Вернуться к списку новостей

Отрадненская библиотека готовится к Краеведческим чтениям

В последние годы в Отрадненской городской библиотеке сложилась традиция проведения Краеведческих чтений для учащихся образовательных учреждений нашего города. Чтения проходят во второй декаде апреля, но уже в сентябре начинается работа над их программой.

Международные связи Отрадненской городской библиотеки

17 сентября в Отрадненской библиотеке появился читательский формуляр с необычным для нашего города именем и фамилией. В число пользователей краеведческого отдела вошла гражданка Вьетнама До Тхи Тхань Бинь.