Пеллинский дом: от почтовой станции до судостроительного завода

Наряду с общепринятыми знаменательными датами, широко отмечаемыми в обществе, есть и другие достойные внимания, особенно если они касаются истории нашей с вами малой родины. Так, летом 2017-го отрадненцы могли бы отметить 260-летие основания Святской почтовой станции, а 2 декабря нынешнего года исполнится 230 лет с момента завершения строительства Пеллинского почтового дома. Истории этих достопамятностей посвящены заметки краеведа, предлагаемые вашему вниманию.

 

«Я здесь живу — и край мне этот дорог».

 

Восшествие на престол Павла I сопровождалось изданием большого числа императорских указов, в том числе связанных с желанием улучшить работу различных государственных служб. Среди первоочередных и наиболее важных следует отметить указ от 19 января 1797 года «Об устроении почт», который предусматривал ряд мер по улучшению почтовых сообщений в государстве. В соответствии с указом все имевшиеся почтовые станции должны были быть подвергнуты инспекции и переданы «под ведение главного директора почт и почтового правления с тем, чтобы оные содержаны были в надлежащей исправности».

Вскоре Санкт-Петербургское губернское правление своим рапортом в правительствующий Сенат сообщило, что «в Шлиссельбургском уезде один имеется выстроенный от казны каменный Пеллинский почтовый дом, в коем Святская почтовая станция имеет свое пребывание и находится в исправности, и на котором починки по наряду казенной палаты исправляются. Более же почтовых домов в уезде и городе не имеется».

Собственно Святская почтовая станция была устроена в соответствии с сенатским указом от 13 июня 1757 года, который предписывал «по Шлиссельбургской дороге для отправляющейся по Архангелогородскому тракту почты учредить станции по новопроложенной от Невского монастыря Шлиссельбургской дороге, первую в деревне Святке, вторую в Шлиссельбурге, третью близ Новгородского уезда в деревне Шальдихе, и на каждой поставить уездных по четыре подводы».

Деревня Святка находилась на территории современного города Отрадное и располагалась на обоих берегах в устье реки Святки. Было тогда в деревне всего восемь крестьянских дворов, и принадлежала она вице-президенту Коммерц-коллегии Якову Матвеевичу Евреинову. (Справедливости ради следует отметить, что эта деревня была одним из древнейших поселений на невском левобережье в районе порогов. В переписной книге Водской пятины 1500 года она упоминается под названием «деревня Патрикеево на Усть-Святой». Скорее всего, почтовая станция размещалась в обычной крестьянской избе. В расписании почтовых станций на Архангельск за 1784 год сообщалось, что на станции Святка, «расстоянием от Петербурга 35 верст», содержится пятнадцать лошадей.

После начала строительства в 1785 году Пеллинского императорского дворца почтовая станция оказалась в непосредственной близости от грандиозной стройки. Ее внешний вид не соответствовал столь статусному месту, поэтому, по предложению вице-канцлера А.А. Безбородко, который одновременно являлся и директором Почтового департамента, указом Екатерины II было велено построить новую каменную почтовую станцию.

К началу 1786 года проект почтовой станции был готов. Его разработал член правления Почтового департамента коллежский советник Н.А. Львов. В апреле «планы и фасады» почтовой станции были одобрены императрицей и утверждена смета на ее строительство. По просьбе А.А. Безбородко, указом императрицы бы определен и порядок финансирования строительства, который предусматривал отпуск средств не из Почтового департамента, а из суммы, отпускаемой Кабинетом Ея Императорского Величества на строительство в Пеллинской мызе.

В мае состоялись торги, в результате которых строительство почтовой станции подрядился выполнить Санкт-Петербургский мещанин Дмитрий Образцов, но осенью по какой-то причине подрядчик сменился — новый контракт был заключен с купцом И.Якушевым.

Место для новой почтовой станции отмежевали на возвышенном плато, где раньше была пашня, в излучине реки Святки, на правой стороне Шлиссельбургского тракта.

Строительство, которое обошлось в 28 580 рублей, продолжалось три года. Наконец, в ноябре 1789-го оно было завершено. Архивные источники сообщают, что 19 ноября указом Ея Императорского Величества «построенный в Пелле каменный почтовый дом был принят Санкт-Петербургским почтамтом в ведомство Почтового департамента от статского советника Каратыгина».

Пеллинский почтовый дом — это собирательное название нескольких функционально связанных между собой строений, включавших гостиницу, служебные флигеля и хозяйственные постройки, которые, гармонично сочетаясь, представляли собой архитектурный ансамбль, скорее напоминавший некую загородную усадьбу в миниатюре, нежели утилитарное строение почтового ведомства. Поэтому неслучайно на протяжении почти целого столетия они, вводя в заблуждение просвещенные умы, ассоциировались с якобы сохранившимися строениями разобранного уже Пеллинского императорского дворца.

Лицевым фасадом почтовый дом был обращен к Неве. Его территория представляла собой прямоугольник, вытянутый по продольной оси и окруженный каналом, через который было перекинуто пять мостов: два каменных (с передней стороны) и три деревянных (два с боковых сторон и один с задней). Канал отделял территорию от крестьянских земель и подчеркивал ее обособленность. Композиционным центром являлось квадратное в плане двухэтажное главное здание. На равном расстоянии от него были расположены четыре квадратных в плане одноэтажных служебных флигеля. Два из них были выдвинуты к почтовому тракту, а к задним служебным флигелям примыкали дугообразные и симметричные в плане хозяйственные строения — конюшни и каретник, составляя с флигелями единое целое. По центру, над проездом между конюшней и каретником, возвышалась башня с обзорными площадками. В углах прямоугольника были поставлены кузница и баня. Ограда, соединявшая их с передними служебными флигелями и между собой, четко очерчивала прямоугольный участок. Ограды, соединявшие углы главного здания с углами флигелей, формировали дугообразный парадный двор и замкнутые внутренние хозяйственные дворы. Пространство заднего двора было разделено на три части: центральная служила для проезда в средний внутренний двор, в боковых находились туалеты. Главное здание предназначалось для отдыха проезжающих господ со слугами; передние флигеля, выдвинутые к дороге, — для размещения смотрителей, регистрации и оплаты подорожных; два задних флигеля занимали конюхи и ямщики.

Достаточно полное представление о том, как выглядела почтовая станция, дает ее макет, который можно увидеть в краеведческом отделе Отрадненской библиотеки.

За год до окончания строительства, в 1788 году, именным указом все почтовые станции Санкт-Петербургской и Олонецкой губерний были отданы в ведение губернских правлений и Казенной палаты. По этой причине и только что построенный Пеллинский почтовый дом был передан в ведение Санкт-Петербургского губернского правления, которое в целях сокращения издержек на содержание передало его содержателю Святской почтовой станции надворному советнику Чоглокову. (Тут следует заметить, что для получения доходов советник открыл в здании станции трактир, саму же станцию разместил в деревне Ивановской в арендованном доме купца Куракина.)

Прошло девять лет, и вот уже вновь, как того требовал высочайший указ от 19 января 1797 года, почтовые станции отдаются «под ведение главного директора почт и Почтового правления с тем, чтобы оные содержаны были в надлежащей исправности». Сохранилась опись, составленная чиновниками Санкт-Петербургского почтамта Иваном Яниным и Иваном Колчиным, в каком виде почтовые станции, состоящие в Санкт-Петербургской губернии, были приняты в ведомство Санкт-Петербургского почтамта, из которой следует, что «в Святке число лошадей назначено — 25, найдено — 25, из них для почт — 19, курьеров — 6. Содержит лошадей, поставленных по наряду Шлиссельбургского нижнего земского суда. Крестьяне вместо себя наняли тамошнего купца Куракина — 9, да обывательских Ефремова — 7, Алексеева — 6, Иванова — 3 лошади. Станция помещается вместо Пеллинского почтового дома в отстоящей от него на полторы версты деревне Ивановской купца Куракина в наемном доме».

В том же году Святская почтовая станция был возвращена в Пеллинский почтовый дом, в главном здании которой вновь устроили гостиницу с тем, чтобы, как записано в одном из документов, «проезжающие имели в ней спокойное пристанище и выгодное приобретение необходимых жизненных продовольствий». Однако ее содержание оказалось достаточно дорогим удовольствием. Так, в записке, прочитанной в Комитете министров 9 декабря 1816 года, содержатели почтовых станций жаловались, что «вынуждены отапливание производить за свой счет», к тому же в ряде гостиниц, среди которых была и Пеллинская, «не дано от казны ни мебели, ни хозяйственных вещей. Их приобретение было вменено в обязанности содержателям, что также ставило их в стесненные условия и вынуждало издержки перекладывать на стоимость услуг припасов, предлагаемых проезжающим, или отказываться от содержания».

Кроме того, со временем гостиница стала требовать не только мелкого, как это было в 1815-м при повреждении от бури, но и капитального ремонта. Так, в сентябре 1821 года руководство Почтового департамента сообщало управляющему Министерства внутренних дел, что «при мызе Пелла поступивший еще в 1798 году в почтовое ведомство станционный дом, в коем заведена и гостиница, по умножившимся в оном и принадлежащих к нему службам наружным и внутренним ветхостям требует большого исправления. Посланный туда для освидетельствования архитектор исчислил на то более 53 000 рублей». Однако ввиду «недостатка строительного для почтовых зданий на сей год назначенного капитала» и «дабы не допустить до совершенного упадка и отклонить опасность от огня», было решено «ныне же исправить крыши, трубы и печи», на что было отпущено всего 3000 рублей.

Трагическая участь Пеллинского императорского дворца оказала решающее влияние на дальнейшую судьбу как Пеллинского почтового дома, так и Святской почтовой станции. В мае 1820-го на месте разобранного к тому времени дворца на его каменном фундаменте были построены казармы, конюшни и манеж для двух эскадронов лейб-гвардии Кирасирского Ее Величества полка. Однако кирасиры недолго квартировали в Пелле. Не успели они обжиться в новых казармах, как в мае следующего года их переправили в Витебскую губернию, а затем местом их постоянного пребывания была назначена Гатчина. В пеллинских же казармах на долгие годы расположились лейб-гвардейцы конной артиллерии.

Наконец, издержки на содержание Пеллинского почтового дома в качестве гостиницы настолько возросли, что в августе 1829 года руководство Почтового департамента было вынуждено обратиться в Министерство внутренних дел с «представлением об усмотрении на опыте бесполезности содержать в почтовом ведомстве для гостиницы дом, состоящий на Ярославском тракте при мызе Пелле». Вследствие чего по высочайшему повелению управляющему Главным штабом Его Императорского Величества было предложено рассмотреть, «не годится ли дом сей для офицеров квартирующей там конной артиллерии». Здание оказалось удобным для размещения офицеров. Об этом было доложено императору, который «повелеть соизволил принять сей дом из почтового в инженерное ведомство и предоставить помещаться в оном офицерам тех войск, кои квартируют или впредь квартировать будут в Пелле».

По сообщению шлиссельбургского земского исправника, содержатель почт купец Устинов 11 сентября 1829 года перевел почтовую станцию в деревню Ивановскую, поместив оную в двух домах крестьян Гоф интендантского ведомства. В том, что принадлежал Андрею Филиппову, в верхнем этаже в задней половине разместился станционный смотритель, передняя же половина, состоявшая из трех довольно опрятных комнат, была предоставлена для спокойствия проезжающих. Второй дом, владельцем которого являлся Григорий Александров, находился неподалеку от первого. В нем разместились почтовые лошади, ямщики и вся принадлежность.

В Ивановской почтовая станция располагалась вплоть до 1837 года, когда в соответствии с сенатским указом от 28 декабря 1835 года ее окончательно перевели в деревню Елизаветино, которая находилась на берегу Невы с правой стороны от устья реки Мги. Пеллинский же почтовый дом, прослужив по своему прямому назначению без малого три десятка лет, перестал быть почтовым и стал называться просто Пеллинским домом. После соответствующей перепланировки он, как и служебные флигеля, каретник и конюшни, был приспособлен под офицерские квартиры. В этом качестве Пеллинский дом использовался восемьдесят с лишним лет (был, правда, короткий период, когда в здании размещался лазарет артиллерийской бригады).

В 1930-е годы на месте бывшей почтовой станции был построен завод автоприцепов Министерства лесной промышленности, на котором трудилось около двухсот колонистов, изготавливавших телеги на шинном ходу. Во время Великой Отечественной войны, в августе 1942-го и феврале 1943-го, непосредственно на территории завода велись бои, и практически все его строения были разрушены. После войны предприятие восстановили и переименовали в Ленинградский механический завод №4, затем оно еще дважды меняло название, а вместе с ним и профиль выпускаемой продукции. Так, на базе завода было организовано судостроительное производство. В 1965 году в названии предприятия появилось историческое «Пелла». В настоящее время это открытое акционерное общество «Ленинградский судостроительный завод «Пелла».

Из строений ансамбля почтовой станции, находившихся на территории завода, были восстановлены только служебные флигеля и бывшее когда-то конюшенно-каретным дугообразное здание, где разместились инженерно-конструкторские службы. Главное же здание решили не восстанавливать. В 1956 году были выполнены его обмерные чертежи, а оставшиеся руины разобраны. Та же участь постигла кузницу и баню. На этом закончилась история существования ансамбля Пеллинской или, как она изначально называлась, Святской почтовой станции. В 1960-м постановлением Совета министров РСФСР восстановленные здания получили статус памятника архитектуры федерального значения. В 1995-м указом Президента РФ этот памятник был включен в перечень объектов исторического и культурного наследия федерального значения.

Сегодня сохраненные фрагменты бывшей почтовой станции, материальные свидетели нашей истории, находясь за ажурной оградой на ухоженной заводской территории, не только возбуждают любопытство прохожих, но и, выгодно отличаясь своими оригинальными архитектурными формами от современных построек, украшают город. Одновременно они служат той пуповиной, которая связывает современное Отрадное с его прошлым.

Юрий Егоров

 

Примечание: все даты в этой публикации приведены по старому стилю

Вернуться к списку новостей

Творческие конкурсы #ВместеЯрче ждут заявок

Открыт сбор заявок на участие в конкурсах Всероссийского фестиваля энергосбережения и экологии #ВместеЯрче: на лучший арт-объект из пластиковых бутылок «Вместе мы выбираем мир!» и лучший видеоролик «Энерго-лайфхаки».

Жители обсудят «мусорную реформу»

Опубликован график встреч с представителями регоператора, в ходе которых жители могут задать вопросы, касающиеся как самого вывоза мусора, так и начислений за предоставляемую услугу.