Ивановский дом трудолюбия

Что это было? Ответу на этот вопрос посвящена очередная публикация краеведа Юрия Егорова.

Оказание благотворительной помощи в России имеет давние и многочисленные традиции. Среди различных ее форм проявления особое место занимала раздача милостыни людям, по разным причинам попавшим в трудные жизненные обстоятельства. Со времен крещения Руси она считалась непременной добродетелью каждого русского человека – от простолюдина до великого князя.

 

Но, вот во второй половине 19-го века один из наиболее уважаемых священнослужителей Русской православной церкви настоятель Андреевского собора в Кронштадте Иоанн Кронштадтский предложил обществу совершенно революционную для своего времени технологию оказания помощи нуждающимся. Полагая, что благотворительность через милостыню довольно часто  развращает людей и лишает их стимула трудиться, он предложил заменить раздачу милостыни оказанием трудовой помощи, которая давала бы шанс нуждающимся не опускаться на социальное дно,  превращаясь в изгоев, а вновь становиться обычными членами общества. Практическая реализация этой инициативы нашла свое воплощение в создании «Домов трудолюбия», где под одной крышей были сосредоточены мастерские, столовая и ночлежный приют. Первый подобный опыт был получен в Кронштадте, где 10 октября 1882 года для городской бедноты был открыт «Дом трудолюбия». Там, в  мастерских, как правило, предоставлялась работа, не требующая специальной подготовки, но дававшая возможность в среднем ежедневно зарабатывать 19 копеек, при том, что на 15 копеек можно было переночевать, пообедать и выпить утром и вечером чаю с хлебом.

 

Благодаря усилиям Иоанна Кронштадтского и его сподвижника барона Отто Буксгевдена опыт создания и деятельности Кронштадтского «Дома трудолюбия» нашел свое широкое распространение в России. К 1895 году в стране уже существовало 44 «Дома трудолюбия». Их бюджеты складывались из членских взносов, благотворительных пожертвований, выручки от продажи продукции и выполненных городских работ, благотворительных лотерей и концертов, кружечного сбора и дотаций государства.

 

Эта инициатива с одобрением была воспринята императрицей Александрой Федоровной, которая для содействия и оказания материальной помощи существующим и вновь открываемым домам в 1895 году учредила «Попечительство о домах трудолюбия и работных домах». Был разработан единый устав и правила для обществ, организующих «Дома трудолюбия», а с ноября 1897 года начал  издаваться журнал «Трудовая помощь».

 

Идея оказания трудовой помощи нуждающимся стала прочно входить в общественное сознание российского общества. Так в феврале 1896 года по инициативе и стараниями Ольги Владимировны Серебряковой в Шлиссельбургском уезде было создано «Попечительное общество о Доме трудолюбия в селе Ивановском». Устав этого Общества, утвержденный Товарищем Министра Внутренних Дел Неклюдовым уже 9 июня того же года, сообщал, что оно создавалось с целью «…приходить на помощь нуждающимся предоставлением им честного труда и временного приюта. Для достижения этой цели Общество открывает в селе Ивановском «Дом трудолюбия», при котором устраивает столовую, ночлежный приют и другие соответствующие назначению общества заведения».

 

Выбор села Ивановского для устройства именно в нем Дома трудолюбия оказался не случаен. Дело в том, что село находилось на одном из оживленных участков Шлиссельбургского тракта, который связывал столичный город с провинцией. Этот тракт давно обращал на себя внимание значительным количеством проходящих по нему в обоих направлениях рабочих, нищих и различного рода бродячего люда, многие из которых являлись потенциальными клиентами такого заведения, как «Дом трудолюбия».

 

Не случайной оказалась и личность самой Ольги Владимировны Серебряковой. Она, дочь Петербургского Городского Головы, одного из богатейших людей России Владимира Александровича Ратькова-Рожнова, кроме всего прочего владела недалеко от села Ивановского в окрестностях деревни Петрушино 2.500 гектарами земли.

 

Ее муж Михаил Аполлонович Серебряков, сын бывшего начальника Николаевской железной дороги, имел придворный чин шталмейстера и состоял при великом князе Владимире Александровиче.

 

Красавица и светская львица, она имела успех в петербургском великосветском обществе и славилась как устроительница вечеров и праздников. В то же время, по семейной традиции, Ольга Владимировна участвовала и в благотворительной деятельности. Так, в одном из своих доходных домов на собственные средства она организовала женскую рукодельную школу и руководила ею. Теперь же чутко уловив тенденцию, царившую в обществе относительно новомодной формы благотворительности, которой покровительствовала сама императрица, Ольга Владимировна со всей энергией, присущей ее деятельной натуре, приступила к созданию «Дома трудолюбия» в Ивановском.

 

Используя широкий круг знакомств, она сумела достаточно быстро привлечь в Попечительное Общество «Ивановского дома трудолюбия» не только членов своей семьи, но многочисленных представителей различных известных и состоятельных фамилий.

 

Почетными членами «Попечительного общества» были избраны: Санкт-Петербургский Митрополит Палладий, Протоиерей Иоанн Кронштадтский, Барон Буксгевден, Ольга Владимировна Серебрякова, ее отец Владимир Александрович и мать Вера Яковлевна Ратьковы-Рожновы, муж Михаил Аполлонович и свекровь Юлия Ивановна Серебряковы, княгиня Юсупова Зинаида Николаевна, богатейшая наследница последнего представителя рода князей Юсуповых по мужской линии Николая Борисовича Юсупова, владевшая в окрестностях современного городского поселка Мга имением Благовещенское, размеры которого превышали 18.000 гектаров земли, и банкир Поляков Яков Соломонович.

 

Для управления делами Общества избиралось Правление, которое долгие годы возглавляла сама Ольга Владимировна. Казначеем вплоть до своей смерти в январе 1906 года был известный литератор, издатель и общественный деятель Лейкин Николай Александрович. Его дача находилась недалеко от села Ивановского на правом берегу реки Тосны в местечке под названием «Новоселье-городки». Несколько лет членом Правления состоял и не просто состоял, а принимал самое деятельное участие в его работе архитектор, промышленник и общественный деятель Липский Владимир Александрович. Совместно со своим партнером Шестовым П.И. на левом берегу реки Тосны он владел кирпичным и лесопильным заводами. Активнейшее участие в деятельности Общества принимал становой пристав Смиренский Виктор Сергеевич, квартира которого находилась в самом селе Ивановском.

 

Основными источниками формирования бюджета «Ивановского Дома трудолюбия» были членские взносы и единовременные пожертвования членов «Попечительского общества», а в качестве дополнительных являлись поступления от проведения различных лотерей и продажи изделий, произведенных «трудолюбцами».

 

Величина пожертвований обычно колебалась в широких пределах от 1500 до 5 рублей. Здесь тон задавали как сама Ольга Владимировна, так и ее родственники, которые кроме регулярных членских взносов помогали Обществу значительными пожертвованиями. Что касается размера членских взносов, то они в соответствии со сложившейся практикой составляли 5 рублей. Списки членов Общества довольно многочисленны и содержат в своем составе известные для своего времени фамилии, такие как Елисеева Григория Григорьевича – главы Торгового товарищества «Братья Елисеевы», Набокова Владимира Дмитриевича – юриста, политического деятеля, журналиста, отца писателя В.В. Набокова; графа и графини Канкрин, барона и баронессы Моренгейм; владельцев окрестных кирпичных заводов: Тырлова-Жданкова Дмитрия Ивановича, Витовского Леопольда Адольфовича, Муркена Готфрида Петровича, Сазонова Сергея Сергеевича.

 

В России традиционно большой популярностью пользовались проводимые с разрешения правительства различные лотереи, весь доход от которых направлялся в пользу благотворительных учреждений. Особо привлекательными были ежегодные так называемые серебряные лотереи, среди выигрышей которых разыгрывались изделия из серебра. В кассу «Ивановского Дома трудолюбия» ежегодно от этой лотереи поступало порядка 750 рублей. Известен случай, когда императрица Александра Федоровна в 1897 году на одну из частных лотерей специально в  пользу «Ивановского Дома трудолюбия» пожаловала три предмета – две стеклянные вазы, зеленую и красную, и керамическую статуэтку. В результате в кассу «Ивановского Дома трудолюбия» дополнительно поступило 1800 рублей.

 

В августе 1897 года в Петербурге состоялись торжества по поводу закладки нового Троицкого моста через Неву. Церемония проходила в присутствии императора Николая II и президента Французской республики Феликса Фора. Накануне Правление попечительного общества «Ивановского Дома трудолюбия» предложило устроить трибуны для публики. Предложение было принято городскими властями и, как отмечено в годовом отчете, «результат с трибун был благоприятный, в кассу «Ивановского Дома трудолюбия» внесено 1459 рублей».

 

И, конечно, говоря о бюджете, следует иметь в виду, что часть расходов по содержанию самого дома и обслуживанию посетителей-трудолюбцев компенсировались доходом от продажи работ, произведенных самими трудолюбцами, что в среднем за год составляло 1000-1600 рублей.

 

Так в отчете Правления за 1899 год сообщалось, что приход от проданных работ составил 1067 рублей, в том числе и от ткацких изделий, представленных на базаре в Таврическом Дворце, где они обратили на себя внимание и были приобретены государыней императрицей Александрой Федоровной.

 

Первоначально для устройства «Дома трудолюбия» в селе Ивановском был арендован один из лучших двухэтажных деревянных домов, в котором имелось семь комнат и одна кухня. Там сразу же удалось устроить ткацкую, столярную, сапожную, переплетную и паклещипательную мастерские. Едва разнесся слух об учреждении «Дома трудолюбия», как сразу явились  желающие трудиться.

 

В скором времени «Ивановский Дом Трудолюбия» стал известен не только в Санкт-Петербургской губернии, но и за ее пределами. В июне 1897 года газета «Екатеринославские Ведомости» сообщала, что ее корреспондент Н. Хомутов благодаря содействию редактора «Ведомостей С.-Петербургского Градоначальства» М.Г. Кривошлыка имел возможность осмотреть несколько столичных «Домов трудолюбия» и даже пожить в некоторых из них, в том числе и в Ивановском. «Дом трудолюбия» в селе Ивановском, по словам г. Н. Хомутова, представлялся наиболее замечательным из всех осмотренных им домов. Благодаря этой публикации появилась возможность, совершив путешествие во времени, окунуться в атмосферу, царившую в «Ивановском Доме трудолюбия», чтобы понять и оценить значение этого феномена.

 

«Вначале в «Доме трудолюбия» в течение первых четырех летних месяцев число призреваемых вместе с теми, кто пользовался только ночлегом, было невелико, как это бывает летом вообще во всех домах трудолюбия. С наступлением осени их число, как призреваемых, так и ночлежников, значительно увеличилось. До сего времени призреваемых средним числом ежедневно было до 25-ти человек и пользовавшихся только ночлегом в среднем по пять человек. Пища для них приготовлялась в «Доме трудолюбия» простая, но всегда безупречного качества. Кроме обеда и ужина, трудолюбцы пользовались также чаем. Провизию для обеда часто приходилось покупать в селе, и она обходилась поэтому несколько дороже, чем в городе, так как крестьяне села Ивановского сами питаются провизией, приобретаемой в Петербурге. Кроме того, провизию приходилось закупать в небольшом количестве, по числу призреваемых, вследствие этого она естественно стоила дороже. При увеличении же числа трудолюбцев, а вместе с тем и продуктов стоимость последних уменьшилась.

 

Необходимость «Дома трудолюбия» в селе Ивановском была подсказана самой жизнью. Тяжело смотреть на людей, которые, пройдя сотни верст за заработком, возвращались в свои семьи полубольные, без денег и одежды.

 

Причина этого печального явления не сложна. Из расспросов оказывалось, что люди эти, не найдя в столице подходящих занятий, должны были перебиваться милостыней и скитаться иногда без ночлега. Принятые здесь в «Дом трудолюбия» на ночлег, они пользовались с вечера ужином, а утром кружкой горячего чая с хлебом. Ночлежники благодарили за оказанный приют и затем уходили со своими котомками дальше. Совсем иное дело, когда кроме приюта и пищи они стали получать и работу.

 

Скажем теперь о работавших в доме: это преимущественно лица, приписанные в шлиссельбургские мещане, так называемые «посадские». Из них очень незначительный процент способен к труду. Столичные кабаки, нищенство, пересыльная тюрьма глубоко испортили этих людей. Оставаясь в «Доме трудолюбия» работать, они удивлялись, что за ними нет надзора, как за арестантами, не существует переклички и прочего формализма, наоборот, все относятся к ним сочувственно, по-братски. Mногиe из них приходили в невозможных лохмотьях, таким выдавалось белье. Bce оставшиеся в доме обязательно еженедельно посылались в баню, их белье отдавалось в стирку. Вообще за чистотою существовал строгий надзор. В результате не было больных. «Дом трудолюбия» регулярно посещали члены  Правления Попечительного общества, священник и местный земский врач А. А. Зубченко».

 

Жизнь в «Доме трудолюбия» по описанию Хомутова идет стройно и мирно. «Трудолюбцы живут дружно, ни ссоры, ни споров; многих стесняет запрещение курить, но устав строг и всякое запретное развлечение преследуется.

 

Bсе произведения «Ивановского Дома трудолюбия»: полотенца, скатерти, туфли, маты, мелкая мебель, сапоги, переплеты находят себе сбыт и в столице, и в пригороде. Местные крестьяне также заказывают разные необходимые в доме вещи, где с них берут дешевле.

 

В праздничные дни трудолюбцы свободны, заняты только дежурные. Поутру идут в церковь. После обеда устраиваются чтения, книги выдаются из небольшой имеющейся при доме библиотеки. Кто не слушает, занят какой-нибудь работой для себя. Затем вечерний чай, ужин – остатки обеда – и все отправляются в спальню. Там откидываются от стен привинченные к ним особые, гигиенично устроенные нары, приносятся сложенные в чулане легкие соломенные тюфяки, и крепкий сон овладевает трудолюбцами. Ровно в 5 часов утра будит трудолюбцев мастер ткацкого отделения Андрей Качур. Трудолюбцы поднимаются и бегут на двор умываться. Умывшись, каждый берется за свое дело. Начался трудовой день. Все поступающие в дом, чтобы трудиться, распределяются по мастерским – ткацкой, столярной, сапожной и переплетной, а неспособные к ремеслам: вяжут маты, туфли и щиплют пеньку.

 

У крестьян села Ивановского к «Дому трудолюбия» существует особое отношение. Почти каждый праздник или воскресенье они являются осматривать дом. Многие покупают изделия: полотенца, сапоги, туфли или делают заказы. Особенное внимание посетителей останавливается на ткацком отделении, где они очень интересуются станками-самолетами и некоторые учатся ткачеству. Кроме того, крестьянские мальчики обучаются в «Доме трудолюбия» столярному ремеслу. Некоторые крестьяне изъявили желание вступить в число членов Попечительского общества. В общем, они весьма сочувственно относятся к устройству «Дома трудолюбия», который, давая приют всём странствующим по тракту, избавил их от неприятной необходимости принимать на ночлег и без того в тесную избу незнакомых оборванных людей или подавать всей этой нищенствующей массе подаяние, которое при значительном количестве просящих становится обременительным».

 

В заключение, подводя итог своим впечатлениям, Хомутов сообщал: «Не одну тысячу нуждающихся успел приютить за время своего существования «Ивановский Дом трудолюбия». Много, очень много перебывало в нем людей, и всем оказывалась посильная помощь. Средства дома не особенно велики, но они дают возможность сытно кормить голодных, давать ночлег неимущим и ободрять словом и делом упавших духом, утративших энергию людей. Это единственный, кажется, «Дом трудолюбия», основавшийся в деревне».

 

В 1898 году Правление Попечительного Общества в целях дальнейшего развития своей деятельности предпринимает ряд мер, направленных на организацию новых форм привлечения к труду призреваемых трудолюбцев. Так, весной на арендованной вместе с домом территории устраивается огород, к обработке которого привлекаются «малоспособные и незнающие никакого ремесла» трудолюбцы. Одновременно недостаток постоянных работ внутри «Дома трудолюбия» побуждает администрацию посылать трудолюбцев для выполнения различных поденных работ в дома заказчиков. Это могли быть пилка дров, обойные, столярные, огородные и тому подобные работы. Довольно часто они оставались там, будучи нанятыми для постоянных работ. Определенный интерес представлял собой способ денежного удовлетворения трудолюбцев, не имевший аналогов в других «Домах трудолюбия». Сколько бы  трудолюбец не зарабатывал в день, с него удерживалось лишь на пищу 10 копеек и 10 процентов заработка; остальные деньги целиком отдавались ему на руки, что служило эффективным побудительным мотивом работать с большой охотой.

 

Довольно скоро Правление Попечительного общества пришло к пониманию того, что, несмотря на удобное расположение «Дома трудолюбия» в центре села, вблизи церкви и становой квартиры, его размещение в чужом арендованном здании создает все-таки определенные неудобства. Это касалось и отсутствия таких необходимых в хозяйстве «Дома трудолюбия» построек, как баня и склад для имущества, а также отчисления из бюджета весьма значительной суммы в размере 300 рублей в год на оплату самой аренды. Наилучшим выходом из этих затруднений было бы устройство «Дома трудолюбия» на собственной земле, но свободных участков для этого в самом селе не было. Поэтому в феврале 1898 года Правление обратилось с ходатайством к управляющему СПб Удельного Округа о предоставлении участка земли Удельного имения, прилегающего к селу Ивановское. Руководство Удельного округа отнеслось к этой просьбе с пониманием. Как следствие, уже в июне из Министерства императорского двора и уделов было получено разрешение предоставить «Попечительному Обществу о Доме трудолюбия» в селе Ивановском участок земли из состава Ивановской лесной дачи Царскосельской вотчины «площадью 1,18 десятины бесплатно на все время, пока будет существовать означенный дом, без права для Общества давать участку какое-либо иное назначение».

 

Участок находился недалеко от Ивановского по левую сторону от дороги, ведущей из села к водяной мельнице, расположенной в устье одного из притоков речки Святка. Мельница и дорога существовали еще в неплюевские времена и хорошо видны на плане Ивановской мызы, выполненном с натуры в 1780 году. Современная улица Вокзальная является частью этой дороги. Позднее, когда была построена Вологодская железная дорога и по ходатайству общества крестьян села Ивановского устроен железнодорожный полустанок «Ивановское», он оказался как раз напротив «Дома трудолюбия».

 

Архитектор В.А.Липский безвозмездно разработал проекты и сметы на строительство двухэтажного здания «Дома трудолюбия» и бани при нем, которые были рассмотрены на экстренном общем собрании членов Попечительного Общества в феврале следующего 1899 года. Приняв к сведению, что смета предлагаемых построек составляет 6000 рублей, и учтя свои ограниченные финансовые возможности, собрание решило приступить к строительству, «начиная с постройки бани, как строения, требующего для своего возведения наименьшее количество денежных средств». Одновременно было отмечено, «что наряду с приютом для трудящихся, весьма важно, по местным условиям, иметь возможность к устройству в помещении «Дома трудолюбия» поучительных и трезвых развлечений в форме народных чтений и бесед с туманными картинками для местных жителей и рабочих», многочисленных кирпичных заводов, расположенных в окрестностях села. «На основании этого Правление постановило, что главное здание должно быть достаточно велико, иметь обширный, высокий, светлый и хорошо вентилируемый зал, могучий служить как для работ, так и для названных развлечений».

 

Несмотря на то, что Общество не располагало необходимой для строительства суммой денежных средств, работы были начаты силами трудолюбцев, и уже к концу августа удалось закончить баню, а помещение для «Дома трудолюбия» довести вчерне до второго этажа. На территории участка собственными силами был выкопан колодец, что решило проблему водоснабжения.

 

К 1 сентября  освободили  арендуемое помещение в селе Ивановском. Все имущество перевезли в баню. Там же устроили плиту для приготовления пищи и обогрева.

 

Пока шло строительство, Правление вынуждено было постоянно заниматься поиском источников его финансирования. В конечном итоге благодаря сделанным пожертвованиям и беспроцентному кредиту, предоставленному наиболее активными членами Попечительного общества, к осени 1901 года строительство помещения для «Дома трудолюбия» было закончено. По отчету Правления общая сумма затрат на его строительство вместе с баней составила 10.486 рублей 99 копеек. Кроме того, в отчете сообщалось, что «на усадебной земле были раскорчеваны многочисленные пни (167 штук, что составило 20 куб. сажень дров), которые затем употреблялись для отопления бани и самого помещения. Это составило в экономии на дровах свыше 200 рублей. На очищенной земле (350 кв. сажень) был устроен огород, с которого снято овощей на сумму свыше 200 рублей». В следующем году был устроен погреб, а вся территория огорожена забором. Стала приносить доход и баня. В отчете за два последующих года (1902-1903) сообщалось, что доход от бани составил 454 рубля. Видимо, за плату в холодное время года баней стали пользоваться местные жители и рабочие окрестных заводов.

 

Современники отмечали, что двухэтажное деревянное здание под металлической крышей Ивановского «Дома трудолюбия» «имело обширные помещения для  мастерских и для спален, которые вполне удовлетворяют потребности людей, ищущих как денного заработка, так и ночного крова. В гигиеническом же отношении, благодаря собственной бани, достигается столь важная для таких учреждений чистота и опрятность между призреваемыми».

 

Так в окрестностях Санкт-Петербурга появилось благотворительное учреждение, которое стараниями своих попечителей долгое время оказывало реальную помощь нуждающимся людям, попавшим в трудные жизненные обстоятельства. Что стало с «Ивановским Домом трудолюбия» в дальнейшем? Как не трудно было заметить, многое в его успешной деятельности зависело от подвижничества председательницы Правления Попечительного общества Серебряковой Ольги Владимировны, по инициативе которой он собственно и был создан. Накануне революции 1917 года муж Ольги Владимировны полковник Серебряков М.А. был приписан к русскому экспедиционному корпусу, воевавшему во Франции. Таким образом, чета Серебряковых оказалась за границей, откуда в Россию Ольга Владимировна уже не вернулась.

 

После революции 1917 года все «Дома трудолюбия» в Советской России были закрыты «за ненадобностью», а помощь нуждающимся объявлена заботой исключительно советского государства.

 

Ивановский же «Дом трудолюбия» вошел в историю благотворительности царской России, как единственный в своем роде успешный пример существования сельского «Дома Трудолюбия».

 

Юрий Егоров

г. Отрадное

 

 
Вернуться к списку новостей

Встреча губернатора Ленинградской области Александра Дрозденко с футболистами ФК Ленингралец

29 февраля в 11.00 губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко встретится с игроками футбольного клуба «Ленинградец» — победителями Зимнего турнира МРО Северо-Запад на призы полномочного представителя Президента в Северо-Западном федеральном округе (Санкт-Петербург, Граждaнский пр., д. 100, Nova Arena).

Зимний фестиваль Ленинградской области

29 февраля в 12.00 состоится открытие Первого областного Туристского зимнего фестиваля (Ленинградская область, Всеволожский район, деревня Мистолово, ул. Людмилы Кедриной, д. 1А, всесезонный горнолыжный курорт «Охта Парк».)