Сохранившие память

Мы знаем, как важно не забывать о самых страшных страницах истории нашей страны. Сегодня для сохранения памяти о Великой Отечественной войне созданы сотни ресурсов с богатейшим архивным материалом. Здесь нет незначительных мелочей. Каждый документ, снимок, предмет являются молчаливыми, но бесспорными свидетелями происходившего в те времена. Огромное документальное наследие оставили военные корреспонденты. Они не сражались с оружием в руках, но о том, какой ценой доставались им фотоматериалы и кинохроника, знают не многие.

«Летом 1941 года на фронт ушли не только военнообязанные. Сотни журналистов и писателей, выражаясь словами В.Маяковского, «к штыку приравняли перо». Это были не только рядовые сотрудники газет и журналов, но и выдающиеся мастера слова: Аркадий Гайдар, Вадим Кожевников, Евгений Петров, Борис Полевой, Константин Симонов, Александр Твардовский, Александр Фадеев, Михаил Шолохов, Илья Эренбург и многие другие. Они работали как непосредственно в составе действовавших фронтов, объединений и соединений — в дивизионной, армейской, фронтовой прессе, так и в центральных периодических изданиях» («Военно-исторический журнал»).

Уже на второй–третий день после объявления войны корреспонденты были на фронте. Издали войну не разглядишь и правдоподобно о ней не расскажешь, поэтому они отправлялись на передовую, снимали из окопов; смотровой щели танка, выезжающего на поле боя; из кабины самолета, через амбразуру дзота, из окна горящего здания. Отпечатанные на страницах центральных, фронтовых и армейских газет эти снимки расходились по стране миллионными тиражами.

Кадры кино- и фотохроники бесстрастно повествуют об ужасах войны, взятых и оставленных городах, передвижениях целых фронтов, партизанских вылазках, обыкновенном героизме военных и тыловых будней и, наконец, освобождении нашей страны, а затем и Европы. Две документальные ленты советских кинооператоров о разрушенных в годы войны исторических памятниках и массовых убийствах военнопленных и мирного населения стали обвинительными документами на Нюрнбергском процессе.

На сайте Союза журналистов Москвы работа военных журналистов описывается так: «Фронтовые операторы не стреляли и не бросали гранат, но находились на передовой вместе с солдатами. Работали обычно парами. Использовали кинокамеры «Аймо» и «Лейка». Спустя три недели с начала Великой Отечественной войны на важнейших участках фронта работало около двадцати киногрупп, насчитывавших более восьмидесяти кинооператоров. Они уходили в бой одновременно с солдатами. Всего на фронтах Великой Отечественной работало 258 операторов. Почти каждый из них был ранен, каждый второй — тяжело, каждый четвёртый был убит».

Фотокорреспонденты и кинооператоры были свидетелями первой крупной победы советского оружия — разгрома немецких сил под Москвой в конце 1941-го — начале 1942-го. С обеих сторон в битве участвовало более трех миллионов человек. Снимать приходилось в 35-градусный мороз. Перед началом съемки камеры отогревали под полушубками. Тысячи метров пленки, снятые операторами, вошли в документальную ленту «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», вышедшую на экраны 18 февраля 1942 года и получившую Государственную премию СССР и премию американской Академии киноискусства «Оскар» как фильм года.

В период Сталинградской битвы фронтовые операторы впервые столкнулись со съемкой уличных боев. Законы профессионального мастерства на войне не отменялись, так что вместо личной безопасности приходилось заботиться о правильной экспозиции, качестве отснятого материала и сохранности пленок. Кроме того, требовалась максимальная оперативность при съемке и четкость в сопровождавших материал монтажных листах.

Фотокорреспонденты рисковали собой ради одного выразительного снимка, кинооператоры — ради крупных планов сражений. Они сутками просиживали на крышах московских домов, стремясь запечатлеть, как срабатывает противовоздушная оборона во время бомбежек столицы. Съемочной площадкой корреспондентам, снимавшим Курскую битву, служило заминированное поле. Тогда не было длиннофокусной оптики, и для начала съемки им приходилось ждать, пока вражеские танки приблизятся к окопам.

Кино- и фотолетописи войны запечатлели десятки тысяч лиц, сохранив живую память о людях, не уцелевших в той войне.

Одним из известных корреспондентов был Евгений Ананьевич Халдей (23 марта 1917 — 6 октября 1997), уроженец Донецка. С началом Великой Отечественной он отправился на фронт в группе военных корреспондентов, попал на Северный флот; участвовал в штурме Новороссийска, Керчи и освобождении Севастополя. Вместе с советскими войсками вошел в Румынию, Болгарию, Югославию, Австрию, Венгрию и Германию, ведя постоянную фотохронику событий с помощью камеры «Лейка».

Все 1418 дней войны от Мурманска до Берлина Е.А. Халдей продолжал снимать. На его кадрах запечатлены поражение японцев на Дальнем Востоке, Парижское совещание министров иностранных дел и подписание акта капитуляции Германии.

Одна из самых знаменитых фотографий Евгения Халдея была снята в Москве 22 июня 1941 года. Приехав в столицу для съемок юбилея Лермонтова в Тарханах, он заметил, что люди начали собираться возле уличного репродуктора и в результате сделал кадр о первом дне войны.

Известна история о постановочной фотографии с красным флагом на крыше рейхстага, снятой 2 мая 1945 года и ошибочно принимаемой за водружение знамени Победы, которое имело место 30 апреля. Позже фотограф рассказывал о своей работе над этим снимком; о том, как поднимался по разбитой лестнице полуразрушенного нацистского парламента; как ему помогали бойцы 8-й гвардейской армии Алексей Ковалёв, Абдулхаким Исмаилов и Леонид Горичев. Пока они прилаживали победное знамя, Евгений Халдей сумел найти наиболее выгодный ракурс и в результате отснял две кассеты. Вскоре легендарный кадр «Знамя Победы над рейхстагом» был опубликован во всех центральных газетах страны и зарубежных изданиях, став настоящим символом окончания войны.

Татьяна Пангина по материалам лекции Николая Белавинского в Отрадненской городской библиотеке

Вернуться к списку новостей

Каждый населённый пункт — под контролем

Губернатор Ленинградской области Александра Дрозденко обратился к добровольным народным дружинникам с просьбой на собственном транспорте осуществлять дежурство и содействовать контролю за въездом и выездом в населенные пункты Ленинградской области.