Точка абсолютного нуля пройдена

Истории наркоманов из реабилитационного центра в Отрадном

По статистике, ежедневно в Петербурге «закладывается» больше полутора миллиона доз наркотиков, а «магазинов по интересам» в Северной столице не меньше двухсот. Как и многие другие, наши герои попробовали «вещества» шутки ради. «От одного раза ничего не случится», — полагали они. А дальше всё как в страшных фильмах: зависимость, воровство, уголовные дела, тюрьма, насилие и близость смерти. Несмотря на молодой возраст, они имеют хронические заболевания и точно отняли у себя десяток лет жизни. И, хоть им хватило духу встать на путь реабилитации, они честно говорят: «Бывших наркоманов не бывает». Газета «PRO-Отрадное» собрала истории их погружения «на дно». Готовы ли вы узнать страшную правду из первых уст?..

 

Артём, 34 года, Выборг

Начал употреблять в четырнадцать лет, мог за выходные потратить на наркотики 100 тыс. рублей.

«Я родился в Гомеле, в Белоруссии. В 1989 году переехали с семьей в Выборг. Там я первые попробовал наркотики: анашу, амфетамины и экстази. Потом начал распространять «вещества» сам. В семнадцать у меня была первая ремиссия — несколько лет не употреблял, так как родители обо всем узнали и отправили меня на лечение. После перерыва ушел в армию и там начал опять — служил по контракту, достать дурь было легко, многие военнослужащие «сидели» на ней. Потом опять была ремиссия — помогли отношения с девушкой и родители. Но девять лет назад я снова сорвался…Непонятно, что стало катализатором. У меня была отличная работа, хорошая зарплата, своя фирма... Видимо, наркотики влияют на психику — несмотря на успехи, всё казалось серым и бессмысленным. Это сейчас я радуюсь каждому дню, а тогда ничто не вызывало у меня приятных эмоций, кроме наркотиков. Просыпаешься и первое, о чем думаешь, — дурь, потом уже о еде, работе... Зависимость вырабатывается очень быстро, и в какой-то момент начинаешь понимать, что наркотики нужны тебе ежедневно. Однажды я сто тысяч рублей за три дня потратил, настолько был зависим!

Наркотики — это бездонный колодец. Начинается-то всё просто — в компании, заодно. Весело, интересно… Потом находишь себе оправдание, ищешь виноватых. Я стал лечиться после спайсов, так как впал в полубессознательное состояние. Не употребляю ничего уже два года. Надеюсь, у меня всё получится».

 

Сергей, 44 года, посёлок имени Свердлова

Бросил наркотики только ради рождения ребенка, употреблял вместе с женой.

«Даже не помню, как всё началось. Это было примерно лет в восемнадцать: перед армией баловались травкой и прочей ерундой. Мало-помалу дошло до тяжелых солей, после которых я понял — либо я скоро умру, либо бросаю это всё. У меня была ремиссия — «завязал» на несколько лет. Вместе с супругой решили отказать от наркотиков, чтобы почистить организмы, так как хотели родить здорового ребенка. Год ходили по врачам — и всё получилось. Сейчас нашей дочери девятнадцать. До ее рождения я много раз пытался бросить: ходил в клиники типа Бехтерева, к народным лекарям. Но всё оказывалось бесполезно. В результате бросил сам из-за дочери — она стала моей сильнейшей мотивацией. Однако потом, увы, снова сорвался, попробовав тяжелую соль...

Страдали все: жена, ребенок, мама… Мама с самого начала знала, что ее сын — наркоман, постоянно плакала, молилась за меня. Я отравлял близким жизнь, пока не пришел к выводу — «вещества» нужно бросать. К тому моменту успел вытащить из дома все вещи: сдавал в ломбард, продавал, был как в тумане, единственной радостью было достать средства на наркотик. Причем в таком состоянии неважно, сколько у тебя денег — все потратишь на «вещества».

Сейчас прохожу реабилитацию, «поправляю» голову. Для наркомана важно решить психологические проблемы, ведь эта болезнь — из подкорки».

 

Василий, 31 год, Выборг

Сидел в тюрьме за торговлю наркотиками.

«Я начал нюхать амфетамин с восемнадцати. Это продолжалось лет десять. Чтобы подзаработать на дозу, начал продавать наркотики — так многие поступают. Наверное, есть продавцы не наркоманы, но их очень мало. В двадцать семь лет меня «накрыли». Отсидел год и девять месяцев за торговлю, на зоне был поваром. Могу честно сказать, что и в тюрьме доставал наркотики и употреблял. Потом освободился, начал работать, заниматься спортом, но… что-то пошло не так. Сейчас я понимаю, что нужно было обрывать связи со старой компанией, уезжать из города. Но в тот момент я встретил друзей, попробовал новый наркотик — соль — и потихоньку опять стал наркоманом, причем гораздо более зависимым, чем раньше.

В центр меня отправили мама и теща. И я, и моя супруга, с которой мы расписались до того, как я попал в тюрьму, сейчас лечимся от наркозависимости. Я очень хочу пройти с женой реабилитацию и начать новую жизнь без наркотиков».

 

София, 24 года, Колпино

Ради дозы вырвала у родной бабушки золотые серьги из ушей, пережила покушение на убийство.

«Я начала употреблять наркотики еще в школе: гашиш, амфетамин, бутират, экстази… Как ни странно, это не мешало мне учиться — я поступила в институт культуры и искусств. Вот только на последнем курсе я попробовала соль... В итоге забила на учебу, работу и карьеру — на всё, к чему стремилась. Хотелось только наркотика! На защиту диплома я не пришла, потому что была в состоянии ломки. Точно так же пропускала собеседования на различные должности, сменила очень много мест работы. Обычно меня выгоняли в течение пары недель, ведь, если друзья звали «на наркотики», я бежала сломя голову — мне было всё равно, что завтра рабочий день и т.д., я выключала телефон и уходила в отрыв. Дольше всего я продержалась в «Билайне», но и оттуда меня уволили с позором за прогулы и неадекватное состояние. Постепенно набрала кучу кредитов, займов — наркотики стоят дорого!.. Иногда удавалось взять себя в руки, я даже переехала в Москву, чтобы всё бросить, но и там сорвалась — покупала наркотики на «Гидре» (сайт в Даркнете. — Прим. ред.).

Мама постоянно плакала, один раз даже побила меня от бессилия. Как-то я сильно поругалась с бабушкой — жутко хотелось наркотиков. В порыве гнева я подошла к ней и сказала: «Снимай сережки, они мои!» — сорвала с нее золотые украшения и сдала в ломбард. Мне нужны были деньги на дозу! Я ненавидела себя за это, но ничего не могла поделать…

Но знаете, что самое страшное? Я устраивалась на работу не для того, чтобы помочь маме или купить себе красивое платье, единственной мыслью было: «Вот получу первую зарплату — закажу сразу несколько граммов соли... Кла-а-ассно будет!» Эта мысль пугала меня, казалась отвратительной, но ради наркотика я была готова на всё.

Как-то зимой малознакомые ребята позвали меня употребить вместе, увезли в загородный дом и там напали на меня, пытались накачать незнакомым веществом. Я выскочила на улицу без куртки, но они догнали меня на машине, кричали, заламывали руки, брызнули в лицо из перцового баллончика. Каким-то чудом я добежала до шоссе, буквально прыгнула под колеса машины, и меня довезли до дома. Не знаю, что те ребята хотели — изнасиловать меня, убить или продать в рабство. Но после того случая у меня начались панические атаки: я боялась, что эти люди меня найдут и причинят вред.

Сейчас я в реабилитационном центре и уже десять месяцев не употребляю наркотики — для меня это большое достижение! У меня появился вкус к жизни, я нашла друзей и единомышленников. Учусь играть на гитаре, активно занимаюсь творчеством — музыкой и танцами. Мой путь исцеления только начался, но я стараюсь».

 

Алина, 30 лет, Санкт-Петербург

Ждет суда по уголовному делу о мошенничестве, потратила на наркотики 2,5 млн рублей.

«Я употребляю уже больше семи лет… В первый раз я неудачно вышла замуж, дома были постоянные скандалы. Друзья, видя мое состояние, решили «помочь» успокоиться и предложили легкие наркотики. Казалось, «вещества» и впрямь «работают»: я почувствовала прилив сил, развелась с супругом, решила начать жизнь заново…

Более тяжелые наркотики я стала употреблять уже со вторым супругом — он нетрадиционная личность, татуировщик. В конце концов, мы с ним потеряли всё — продали машину, тату-салон, сдали в ломбард золото… Сейчас у меня долгов больше чем на миллион рублей: три кредита и около двадцати пяти микрозаймов. По моим подсчетам, на наркотики я потратила больше двух с половиной миллионов рублей. Плюс нам еще финансово помогала моя мама. Мы жили отдельно, и она ничего не знала о моих пристрастиях, платила за съемную квартиру и давала мне по две-три тысячи в день на продукты. Естественно, все эти деньги уходили на наркотики. Спустя какое-то время мама начала подозревать, что что-то не так: я очень похудела, настроение стало скакать. А потом моего супруга арестовали за хранение наркотиков, и мама сразу всё поняла.

Надо сказать, что, несмотря на мамины деньги, средств на наркотики мне всё равно не хватало, и я начала заниматься мошенничеством. На той же «Гидре» покупала поддельные паспорта, получала кредиты на чужое имя. Потом достигла дна и стала обманывать друзей: крала их паспорта и оформляла займы. Я не гнушалась подставлять людей!.. Помню, меня поддерживала ненаркозависимая подруга, а я на ее имя взяла кредит. Очень стыдно перед ней, хочется попросить прощения… В итоге сейчас на меня заведено уголовное дело, я под подпиской о невыезде. Прошла психологическую экспертизу.

Помимо всего прочего я еще и игроманка. Играла на «Гидре» в рулетку — там можно было бесплатно выиграть наркотики. Вот такие страшные плоды дала наркомания!

Наркотики преследуют меня до сих пор. Я пару раз находила «закладки» (места, где торговцы прячут наркотики для продажи. — Прим. ред.), одну — буквально вчера. Более того, натренированным глазом вижу, кто под «веществами», кто «закладку» ищет, кто торгует…»

 

Роман, 42 года, Кемерово

Кололся героином, судим четыре раза.

«Употреблять наркотики я начал примерно в начале девяностых, тогда это было круто, модно. Еще не было ни передач, ни реабилитационных центров, ведь никто толком не знал о последствиях, о том, как разрушительно «вещества» влияют на организм. Я сразу стал употреблять внутривенно. Мак, опий-сырец, героин… — на протяжении пятнадцати лет. Первые годы всё было здорово, я даже — каким-то чудом! — окончил Сибирский политехнический колледж. Но дальше становилось всё хуже и хуже — жизнь покатилась под откос. Начались проблемы с работой и в семье. Денег на наркотики требовалось всё больше. Пришлось воровать, лгать, прокручивать какие-то аферы. Постоянно вымогал деньги у родных — пользовался тем, что они меня любят. Мышление поменялось кардинально — все радости жизни ушли на второй план, единственным желанием было добыть наркотик. Просыпаясь по утрам, я в первую очередь думал о героине и только потом о завтраке и прочих бытовых вещах. Если же дозы нет и начинается ломка, то вообще плевать, как будет добыт наркотик. Ты готов предавать, лгать, воровать, избивать, кто-то даже убить… Конечно, результатом стали проблемы с законом. Меня судили четыре раза, но каждый раз давали условные сроки. Это меня не останавливало — после судов сразу шел колоться.

Я превратился в доходягу — весил меньше шестидесяти килограммов; на улицу почти не выходил — не было сил. Жизнь во мне держалась лишь за счет «веществ». Я вынес из дома всю мебель, в квартире остался только телевизор, который невозможно было продать. Младшая сестренка видела меня только под наркотиками или в период ломки. Я не употребляю уже полтора десятка лет, но сестра только недавно поверила, что я излечился.

Я согласен, что бывших наркоманов не бывает — эта болезнь излечима. Мы пробовали различные клиники, бабушек-знахарок, экстрасенсов, колдунов... Я уезжал в другие города, даже в другую республику! Но всегда возвращался к наркотикам…

Когда становишься наркоманом, перестаешь видеть других людей. Какое-то время мне казалось, что в Кемерово — одни наркоманы, что здоровые люди там просто не живут. Сейчас, наоборот, я вижу хороших, отрытых и независимых людей. И мне кажется, что их большинство! Я надеюсь, что нахожусь в пожизненной ремиссии и больше никогда-никогда не столкнусь с наркотиками. Из-за них я чуть было не потерял свою жизнь много лет назад».

 

 

Подготовила Полина Корсунская

Вернуться к списку новостей