«Если есть возможность увидеть что-то собственными глазами, лучше всего сделать это!»

Ленинградская область богата на туристические места. Помимо красот природы, куда можно отправиться в поход с палаткой или просто сходить по грибы-ягоды, и мест для активного отдыха, здесь немало исторических достопримечательностей: Невский пятачок, крепость Орешек, музей-заповедник «Прорыв блокады Ленинграда» и, конечно же, Старая Ладога. Корреспондент газеты «PRO-Отрадное» побеседовал с историком и археологом Антоном Катковым, принимавшим участие в раскопках на месте древней столицы Северной Руси.

 

— Антон, Санкт-Петербург в 2019 году принял больше десяти миллионов туристов. И это неудивительно, ведь у города столько визитных карточек. Как думаете, какие достопримечательности могут выступить «лицом» нашей области?

— Первое, что приходит в голову, — это, конечно, Старая Ладога. Скорее всего, это связано с тем, что моя малая родина совсем рядом, но отменять факт исторической и культурной значимости Старой Ладоги попросту нельзя. Особенно свежи в памяти крепость и Георгиевская церковь. Последняя известна не только в регионе, но и за его пределами, благодаря древнейшим фрескам, один из сюжетов которых рассказывает о победе святого Георгия над змием при помощи молитвы. Кроме Старой Ладоги, есть еще множество городов, известных своими крепостями: Приморск, Ивангород, Шлиссельбург... Нам действительно есть что показать и чем гордиться.

— Какие места в наших краях, по-вашему, обязательны для посещения?

— Многое зависит от того, что именно ищет турист. На мой взгляд, нельзя обойти стороной Выборг, Старую и Новую Ладогу, Тихвин, Ивангород, Гатчину, Приозерск.

— Как считаете, хорошо ли в регионе развита туристическая инфраструктура?

— Транспортная инфраструктура находится на достойном уровне: область снабжена скоростными поездами и трассами. Возможно, есть некоторый недостаток в качественных местах питания и размещения, однако эти вопросы медленно, но верно решаются. На мой взгляд, главная проблема туризма в Ленобласти — это информационный голод, в котором пребывают иностранные туристы. Отсутствие своеобразной локализации, начальных знаний о регионе и ощущение провинциального положения некоторых городов и достопримечательностей отпугивают заграничных гостей. В результате немногие из них решаются покинуть зону комфорта, которой выступает Петербург.

— Старая Ладога — один из первых городов Руси, однако на осмотр ее достопримечательностей обычному туристу нужно всего около часа. Чем для вас, как для историка, удивительно это место?

— Старая Ладога сейчас — милая деревенька, которая стала таковой, утратив статус города по политическим, социальным и экономическим причинам. В первую очередь, она привлекает своей жизнью, которая направлена на сохранение той памяти о прошлом, которая осталась на этой земле. Это большая работа археологов, реставраторов, реконструкторов, музейных сотрудников, политических деятелей и даже, в каком-то смысле, туристов. Например, в удручающем состоянии находится так

называемая Олегова могила — вопрос ее сохранности носит региональный характер. Печальна судьба исторических сооружений не только в Старой, но и в Новой Ладоге: большое число объектов исторического значения стало жертвами пожаров. Память очень важно сохранять! Будет банальным сказать, что без прошлого не будет будущего, но будущее без прошлого, без культурного наследия заставит нас пятиться назад. Памятники архитектуры выступают очень важным материальным источником знаний. Экскурсия в монастырь для осмотра фресок является гораздо более правильным решением, чем любование ими на страницах альбомов. Если есть возможность увидеть что-то собственными глазами, лучше всего сделать это!

— Кем был тот археолог, что первым начал изыскания в Староладожской крепости?

— Существует мнение, что в Старой Ладоге вообще впервые начали проводить археологические раскопки на территории России и произошло это еще в начале XVIII века. Однако систематические изыскания начались только с середины XIX века. Если говорить о личностях, то можно выделить Вильгельма Толле и Николая Ефимовича Бранденбурга.

— Раскопки в крепости ведутся по сей день. Неужели обнаруженные культурные слои еще таят какие-то секреты?

— Мне кажется, при особом желании и усердии здесь можно работать еще лет сто. Нельзя забывать и то, что строительство на территории исторического заповедника без одобрения археологов запрещено, что дает им дополнительную работу. В прошлом году были продолжены раскопки на земляном городище около крепости, проведена разведка некоторых участков. В этом году экспедиция не смогла развернуться в полную силу, но с очень высокой вероятностью начнет свою деятельность через пару недель. Как-то нас даже навестил Президент РФ!

— Чем отличаются знания археолога и краеведа об историческом месте?

— Наверное, во многом это вопрос назначения и источника. Краевед изначально нацелен на демонстрацию полученного знания, и знание это он берет в основном из письменных источников. Археолог нуждается в многогранной подготовке от умения определить период, к которому относится найденный предмет, до решения бытовых вопросов и опирается на материальные источники, демонстрацией же полученного им знания занимаются музейных сотрудники. Но, в целом, можно сказать, что и краевед, и археолог должны обладать примерно одинаковым набором знаний об историческом месте.

— А как историки-археологи относятся к копателям?

— Смотря кого мы подразумеваем под копателями. Если мы говорим о поисковиках, которые занимаются изучением мест боев Великой Отечественной войны, то вполне себе нейтрально. Но если речь идет о так называемых «черных археологах», то сугубо негативно. Как правило, такие люди нарушают культурный слой, занимаются подпольной торговлей артефактами…

— Что в целом представляет собой археология?

— Многие думают, что археология — это просто про копание в земле. На самом деле, археология начинается задолго до этого. Для начала необходимо составить план изысканий, потом добиться разрешения, собрать состав экспедиции и обеспечить ее всем необходимым, ведь сотрудники

нуждаются, как минимум, в еде и месте для проживания. Также нужно тщательно следить за ходом работ, чтобы кто-нибудь не сделал чего-нибудь лишнего или не пропустил какую-либо находку. Всегда необходим человек, который будет определять тип находки и фиксировать ее. Пока одни трудятся в раскопе, другим следует перебирать то, что уже выкопали, дабы земляной отвал не превратился в огромную гору, так что археология неразрывно связана с большими физическими нагрузками. Есть в этой профессии и нелюбимая всеми бюрократическая часть: находки нужно регистрировать, план раскопа — зарисовывать, сам раскоп — фотографировать. Так что если вы хотите стать археологом, будьте готовы к любым трудностям и испытаниям. Однако взамен вы всегда получите бесплатные лекции и экскурсии, приятные впечатления, дружный коллектив и, возможно, даже зарплату.

Беседовал Максим Фадеев

Вернуться к списку новостей