«Если мы вошли в Берлин, то это и потому, что немцы не вошли в Ленинград»

8 сентября на протяжении уже 75 лет мы обращаем «взоры» наших сердец к блокаде Ленинграда. Это наша незаживающая рана. В жизни каждого народа бывают такие исторические моменты, когда ему нужно ответить на судьбоносные, порой смертельные вызовы. Именно с таким вызовом мы столкнулись в 1941 году, когда на нас напал сильный, коварный и жестокий враг. Ленинград и его жители оказались на острие этой опасности, и они проявили наивысший за всю историю страны дух героического сопротивления превосходящим силам противника. Они стоически вытерпели все лишения: невыносимый голод, всепроникавший холод, непрерывные артобстрелы, изнурявшие бомбежки, — и преодолели все трудности, сохранив человеческое достоинство. И это не отдельные случаи героизма. Речь идет о мужестве и стойкости целого города, целого поколения советских людей! Своей стойкостью и мужеством они изумили тогда весь мир. Вот почему мы уже семь с половиной десятилетий обращаемся к родниковым истокам этого героизма, ибо нам сегодня не хватает той чистоты, той веры, того товарищества. Вершины человеческого духа, продемонстрированные ленинградцами во время блокады, до сих пор никем не превзойдены.

— Геннадий Александрович, в эти дни будет сказано много слов о величии подвига ленинградцев…
— Чтобы осознать величие подвига ленинградцев, надо соотнести его с позором трусости жителей европейских городов, которые предпочли сражению с вторгшимся врагом покорность. Трепеща от страха, они сдавались без сопротивления: жители Копенгагена — через два часа после нападения; Люксембурга — в течение суток, Амстердама — через пять. Брюссель был объявлен открытым городом в первый же день германского вторжения на территорию Бельгии. Варшавяне в 1939-м сдались через 27 дней. Равные врагу по силе французы на 34-й день объявили Париж открытым городом, а на 42-й — капитулировали. Ленинградцы же сражались с нацистским антихристом-зверем девятьсот дней и ночей! 
 

— Кто в драматические дни блокады принял на себя ответственность за судьбу Ленинграда, подготовку к его обороне от рвавшихся к городу фашистов?

— Ленинградская парторганизация большевиков во главе с первым секретарем обкома А.Ждановым. В июле 1941 года — первыми в стране — парторганизации города сформировали десять дивизий народного ополчения (135 тысяч человек), забросили в тыл врага десятки истребительных полков, объединившихся в тринадцать партизанских бригад (35 тысяч человек). Только Ленинграде были созданы истребительные батальоны численностью 17 тысяч человек. Был организован военный всеобуч населения. 500 тысяч человек были мобилизованы на строительство Лужской линии обороны. Под руководством первого секретаря горкома А.Кузнецова вокруг города была создана мощная сеть оборонительных рубежей. Именно поэтому А.Гитлер, предвосхищая большие потери Вермахта при штурме города, не разрешил ему входить в Ленинград. 
20 августа 1941 года, после падения Нарвы и Новгорода, в Смольном состоялось собрание партактива Ленинграда. К участникам совещания обратился А.Жданов. Он сказал: «Враг у ворот! Вопрос стоит о жизни и смерти. Либо рабочий класс будет превращен в рабов и лучший цвет его будет истреблен, либо соберем все силы в кулак и ответим двойным ударом, устроим фашизму могилу под Ленинградом. Будем крепкими, организованными, сильными — победа будет за нами». О том, как рабочие Ленинграда ответили на этот призыв, свидетельствуют сами враги, воевавшие под Ленинградом. Вот два отрывка из дневника ефрейтора Понтера. Первый относится ко времени первых дней установления блокады: «Нам осталось перешагнуть Неву, и северная столица большевиков падет…» Второй написан после 20 сентября 1941 года: «Что творится? Русские — как фанатики. Они бьются за каждый метр земли! Мы не только не можем форсировать эту реку, нас отбрасывают от нее, прижимают к земле, не дают выпрямиться. Такого ада мы не видели в Европе…»
 

— Какое место в агрессивных планах Гитлера занимал Ленинград?

— При планировании войны c СССР учитывался весь комплекс военных обстоятельств, экономических, геополитических, территориальных интересов Германии и личных политических пристрастий фюрера. Во-первых, его беспокоил Балтийский флот, базировавшийся в Кронштадте. Гитлер считал Балтийское море внутренним морем Германской империи. Балтийский флот представлял угрозу для морских коммуникаций, по которым Германия вывозила из Швеции железную руду для своей сталелитейной промышленности. По замыслу фюрера, захваченный в Кронштадте Балтфлот должен был быть использован в войне против Англии или заперт в Финском заливе и уничтожен, поэтому овладение Кронштадтом стало одним из пунктов операции «Барбаросса». В сентябре 1941-го после блокирования Ленинграда и в связи с планами наступления на Москву Гитлер сообщил командованию германского военно-морского флота о своей незаинтересованности в Кронштадте. В итоге, 22 сентября появилась директива «О будущности Петербурга», известившая о решении фюрера «стереть Ленинград с лица земли». Во-вторых, Гитлер планировал, если удастся захватить Ленинград сходу, завладеть огромным промышленным потенциалом города в интересах германской экономики или уничтожить его, лишив СССР танко- и кораблестроения, производства средств радиосвязи, минометов и артиллерии. В-третьих, Гитлер указывал, что Петербург источает в воды Балтики «яд большевизма», а поэтому его следует уничтожить. Это было проявлением маниакальной ненависти фюрера к Ленинграду как к революционному символу и сакральному центру большевистской России. И последнее: в гитлеровской концепции завоевания и колонизации окраинных земель советской России для больших городов места не предусматривалось, поэтому Москва и Ленинград были обречены на уничтожение. Этим и объясняется сентябрьский приказ Гитлера, когда немецкие войска уже осадили Ленинград, в город не входить и капитуляцию, если она будет предложена, не принимать, чтобы не кормить население. Немецкие генералы, которым хотелось увенчать себя победой над второй большевистской столицей, были разочарованы. Тогда было решено взять город измором. 

— То есть призвав в союзники голод?

— Да! 18 сентября начальник германского Генштаба Гальдер записал в своем дневнике: положение под Ленинградом «будет напряженным до тех пор, пока не даст о себе знать наш союзник — голод». О том же говорил Гитлер после падения Тихвина: «Ленинграду суждено погибнуть от голода». Идея погубить ленинградцев с помощью голода буквально захватила умы нацистских злодеев. Геббельс объявил, что голод будет организован «по-научному». В высшие инстанции были приглашены немецкие ученые-физиологи. Их снабдили информацией о количестве населения Ленинграда, запасах продовольствия и нормах его выдачи. Ученые подсчитали, что при суточной физиологической норме в 3200 килокалорий в ноябре 1941 года ленинградские рабочие потребляли 1087, дети до 12 лет — 684, служащие — 581, иждивенцы — 460, и доложили, что по всем законам физиологии они все вот-вот должны умереть. Однако вопреки этим предсказаниям ленинградцы продолжали ходить на работу, производить военную продукцию, учить детей, лечить раненых, а воины Ленфронта постоянно атаковали врага на Невском пятачке. Враг не учел, что у ленинградцев в этот час испытаний открылись новые резервы — духовные. Голодных и холодных, их согревали вера в неизбежную победу над врагом и надежда на то, что правительство и Сталин не оставят в беде. Огромная страна пришла к ним на помощь. Из далекого Казахстана со словами отеческой любви к ним обращался народный акын Джамбул: «Ленинградцы! Дети мои! Ленинградцы — гордость моя»! В голодное весеннее время 1942-го от крестьян из Ленинградского партизанского края пришел продовольственный обоз с тремя тысячами пудов муки, мяса и масла, спасший жизни тысячам ленинградцев. В город потоком шли письма со словами поддержки, посылки с теплыми вещами и продуктами. Тыл тоже жил голодно, но вопрос о том, где взять продовольствие для Ленинграда, не стоял. Сложность был лишь в том, как доставить его в осажденный город. Страна делилась с ленинградцами последним куском хлеба, и они победили и голод, и жестокого врага, наславшего на них это адово мучение. Ольга Берггольц, назвавшая ленинградцев за эти муки богоподобными, писала: «Мы победили их морально. Мы — осажденные ими...» 

— Говоря о блокадном голоде, нельзя не сказать о спасительной Дороге жизни…

— Запущенная 22 ноября 1941 года, в самые отчаянные дни ноябрьского голода, Дорога жизни превратилась в эффективное военное предприятие с 20 тысячами работников. По ее водным и ледовым путям при непрерывных артобстрелах и бомбежках в Ленинград было доставлено полтора миллиона тонн различных грузов (более половины составляло продовольствие), эвакуировано около 1 200 000 жителей города, вывезено большое количество военных грузов и культурных ценностей. Без коммуникации, налаженной через Ладожское озеро, спасение Ленинграда не было бы возможным! Значение Дороги жизни были вынуждены признать даже фашистские генералы. «Гитлер надеялся на возможность вынудить Ленинград и его население к сдаче голодной блокадой, — писал фельдмаршал Э.Манштейн. — Но Советы перечеркнули его планы, организовав снабжение через Ладожское озеро — летом с помощью судов, зимой по построенной по льду дороге».

— А как вы оцениваете роль в блокаде ленинградских женщин?

— Блокировав город, фельдмаршал фон Лееб со дня на день ждал предложения о капитуляции. Опасаясь, что толпы ленинградских женщин будут толпиться перед немецкими позициями с мольбой о сдаче в плен, 24 октября 1941 года он позвонил Гитлеру: «Что необходимо делать... войскам, если у колючей проволоки тысячи женщин с детьми на руках будут прорываться из голодного города?» Гитлер ответил кратко: «Стрелять!» Фон Лееб не знал тогда, что ленинградские женщины, собравшись 27 сентября 1941 года на общегородской митинг, решили: «Никакие испытания не заставят нас сдать город фашистам. Скорее воды Невы потекут вспять, чем Ленинград станет фашистским». 
Я думаю, мы еще не воздали женщинам-ленинградкам должных почестей. А ведь их участь была гораздо тяжелей участи ушедших на фронт!.. Они заменили на производстве призванных в армию мужчин, вели домашнее хозяйство, шли на работу, оставляя дома больных матерей и голодных детей. «Чтобы не заморозить их в холодных квартирах, они с большим трудом доставали дрова, бережно расходуя каждое полено. Из ближайших рек ведрами таскали воду. Стирали белье при тусклом свете коптилки, чинили ночами одежду себе и детям. Под тяжестью блокадных лишений, неся двойную нагрузку — на производстве и дома, многие из них сильно подорвали свое здоровье». Они переживали о детях, отправленных в эвакуацию, не зная, доехали ребята или нет, как разместились, как их здоровье, тем более что несколько эшелонов с детками в июле и октябре 1941 года были разбомблены фашистами по дороге на Большую землю. Но женщины-ленинградки всё это стоически выдержали! Они подавали мужчинам пример, стойко перенося все трудности и лишения блокады. Их воля к жизни, их сила духа, их решительность и дисциплинированность вдохновили миллионы людей в стране. Мы, старшие и младшие поколения наследников солдат-победителей, недодали им заботы и тепла. Не все еще памятники им поставлены!..

— У Ольги Берггольц есть стихотворение, которое указывает на то, что ленинградцы не выпячивали перед страной свои страдания и лишения.

— И в этом проявилось величие их скромности. Я внимательно читал в архиве переписку курсанта Коли Соловьёва с родными, жившими в блокированном Ленинграде. В письмах матери, дяди и подруги юноши нет ни жалоб, ни слез. Они не единым словом не выдали ему тот ужас голода и холода, который они переживали в осажденном городе. Ленинградцы не хотели тревожить ни родственников, воевавших на фронте, ни правительство, ни страну, понимая, что всем трудно. Сжав зубы, они мужественно переносили все тяготы и невзгоды блокады. Об этом и писала Ольга Берггольц в своих стихах. Но пришло время и страна узнала горькую правду о блокаде. Мы не можем забыть ее уже 79 лет!..

— Можно ли говорить о международном значении подвига ленинградцев? 

— Ленинград, словно горьковский Данко, «вырвал из своей груди пылающее ненавистью к врагу сердце» и осветил порабощенным европейским народам путь борьбы с бесчеловечным нацистским рейхом. Подвиг нашего города вдохновил на борьбу с фашистами жителей Лондона, подвергавшихся нещадным немецким бомбардировкам. Притихшие от ужаса европейцы устыдились своего страха, парализовавшего их волю к сопротивлению. Проснулась совесть французов, позорно сдавших Париж, и родилось европейское движение Сопротивления. Итальянцы опомнились и сбросили иго диктатора Б.Муссолини. Развернулась антифашистская война в Греции и Югославии. Лондонское радио в 1943 году сообщало, что своим мужеством и самоотверженностью ленинградцы и солдаты, оборонявшие город, «вписали самую замечательную страницу в историю мировой войны, ибо они больше чем кто бы то ни было помогли грядущей окончательной победе над Германией».
Великобритания и США убедились в надежности СССР как союзника в войне с Германией и вместе с ним создали антигитлеровскую коалицию. Конгресс США принял решение об оказании Советскому Союзу помощи по ленд-лизу и вступлении в войну против Германии. Президент США Ф.Рузвельт наградил Ленинград почетной грамотой «в память о его доблестных воинах и его верных мужчинах, женщинах и детях, которые... несмотря на постоянные бомбардировки и несказанные страдания от голода, холода и болезней, успешно защищали свой любимый город... и символизировали этим неустрашимый дух народов Союза Советских Социалистических Республик и всех народов мира, сопротивлявшихся силам агрессии». 

— В 2016 году в Петербурге открыли мемориальную доску К.Г. Маннергейму, который осуществлял блокаду Ленинграда c финской стороны. Зато в городе нет ни памятника, ни мемориальной доски главному организатору обороны Ленинграда — А.Жданову. Как вы это объясните?

— К счастью, нашлись молодые патриоты, доказавшие аморальность установки доски Маннергейму. По решению суда она была демонтирована. 
Что касается Жданова, то следует отметить, что Андрей Александрович — один из самых выдающихся советских партийных и государственных деятелей. В течение четырнадцати лет — с 1934-го по 1948-й — он возглавлял Ленинградскую парторганизацию, еще был председателем Совета Союза Верховного Совета СССР, членом Политбюро и секретарем ЦК. Его усилиями перед войной в Ленинграде было организовано массовое жилищное строительство, бурными темпами развивалась промышленность, дававшая треть всего промышленного производства страны. При участии Жданова было налажено производство самых эффективных танков войны — КВ («Климент Ворошилов») и Т-34. Андрей Александрович возглавил комиссию Политбюро ЦК по разработке и производству пушки конструктора Грабина «ЗИС», самой массовой пушки времен Великой Отечественной войны. Жданов был первым членом Военного совета Ленфронта, отвечал за мобилизацию всех сил и средств города и области на оборону, материально-техническое обеспечение Ленинградского, Карельского и Волховского фронтов; за организацию народного ополчения и партизанского движения. Всю блокаду Андрей Александрович был вместе с ленинградцами. Лишь однажды, в декабре 1941 года, он улетел на несколько часов в Москву для встречи с И.Сталиным. А.Жданов был полномочным представителем советского правительства на северо-западе страны. Под его руководством была проведена эвакуация 70% промышленных предприятий оборонного назначения, жителей города, ценностей Эрмитажа, Русского музея, бывших царских резиденций Гатчины, Павловска и Петродворца. Без участия Андрея Александровича в дни блокады не решался ни один вопрос военной и мирной жизни. Он помогал изолированным от страны фронтам, участвовавшим в Ленинградской битве, с обеспечением всем необходимым — от продовольствия, военного снаряжения и ремонта военной техники до изготовления ручных гранат из подручных материалов. Жданов работал дни и ночи напролет, по 18–20 часов; практически, не уезжал домой, пережив на работе два инфаркта. Он лично распределял скудные нормы электроэнергии на хлебные заводы и оборонные предприятия, выполнявшие заказы для фронта. Ничто не ускользало от его внимания, будь то организация столовых усиленного питания для дистрофиков или детских домов для сирот; сбор и заготовка хвои для изготовления витаминных отваров, работа автоколонн на Дороге жизни или деятельность эвакуационных пунктов… Все проекты важнейших решений, касавшихся жизнедеятельности города, проходили экспертизу в кабинете Жданова в Смольном, а потом воплощались в жизнь через коммунистов, работавших в горисполкоме и райисполкомах. Но, конечно, главная заслуга Андрея Александровича перед ленинградцами — это организация Дороги жизни. Наряду с Маршалами К.Мерецковым и Л.Говоровым его смело можно назвать главным политическим организатором и вдохновителем ленинградской Победы. Поэтому пришло время возвысить голос и защитить честное имя этого выдающегося партийного и государственного деятеля!

— А как же мифы о том, что в дни блокады Жданов лакомился пирожными, а работники Смольного объедались, в то время как рядовые ленинградцы умирали от голода?

— Еще Горький говорил: клевета — удел рабов и злобных мещан. Какие пирожные, какие ромовые бабы, если Жданов страдал диабетом, а они для диабетика смерти подобны? Какое обжорство в столовых Смольного, если малолетнему сыну первого секретаря горкома А.Кузнецова, который все время был с отцом и питался в смольнинской столовой, в дни блокады был поставлен диагноз «алиментарная дистрофия», как у десятков тысяч рядовых ленинградцев? На востоке говорят: «Мертвого льва может лягнуть даже осел». А если по большому гамбургскому счету, что же они хотели, эти мифотворцы, чтобы люди, от состояния здоровья которых напрямую зависела судьба трехмиллионного города, пухли от голода и валялись в бреду? А кто руководил бы обороной? Кто принимал бы судьбоносные решения? Все эти злобные мифы сочиняют те, кому ненавистна ленинградская победа, ленинградский победный дух! Эти мифотворцы напоминают мне ветхозаветных Хамов, осмеивающих святой подвиг своих великих отцов.

— В СМИ можно встретить миф о нелюбви И.Сталина к Ленинграду и ленинградцам, поэтому, якобы, так долго длилась блокада…

— Факты опровергают этот лживый миф. Сталин как Верховный главнокомандующий инициировал проведение двух оборонительных и четырнадцати наступательных операций в Ленинградской битве, шесть из них были стратегическими. Общие потери Красной Армии в этих операциях, включая санитарные, составили около двух миллионов человек. Это — во-первых. Во-вторых, известно, что при снабжении Ленинграда продовольствием главной проблемой было отсутствие надежных транспортных коммуникаций. В январе 1943-го, сразу после прорыва блокады, по решению ГКО СССР, Председателем которого являлся Сталин, за восемнадцать дней была построена железнодорожная магистраль. Грузов по ней было перевезено в три раза больше, чем по Дороге жизни. Ответственными за бесперебойную поставку продовольствия ЦК ВКП (б) назначил несколько обкомов партии. И те четко выполняли свои задачи, мобилизуя трудящихся и разъясняя им, что ленинградцы в беде.
Сталин восхищался подвигом ленинградцев. Жданов так вспоминал о своем посещении Ставки в декабре 1941-го: «По окончании доклада Сталин подошел ко мне обнял, поцеловал и выразил восхищение мужеством ленинградцев». Ибо стойкость этого города была залогом общей победы, моральным примером для всей воевавшей страны. Такова историческая правда!

— В разных источниках приводятся различные цифры потерь от голода. Каковы они на самом деле? 

— 632 тысячи ленинградцев погибли от голода; 17 тысяч — от бомбежек и артобстрелов. Эти цифры фигурировали на Нюрнбергском процессе, в документах советского обвинения. Несколько десятков тысяч ленинградцев умерло в пути на Большую землю или уже по прибытии на нее. Как это случилось с Таней Савичевой, которая умерла от серьезных болезней, вследствие приобретенной ею в Ленинграде алиментарной дистрофии. Наиболее взвешенный подход к цифрам потерь жителей блокадного Ленинграда приводит ленинградский историк, профессор М.И. Фролов. Он обосновано считает, что вместе с умершими при эвакуации ленинградцами эта цифра составляет 800 тысяч человек. 

— Известно, что длительная осада городов всегда сопровождалась эпидемиями…

— Борьба с эпидемиями и болезнями — одна из малоизвестных страниц блокады. Зимой 1941–1942 года, несмотря на то, что канализация перемерзла, а все морги и подвалы домов были завалены трупами умерших, которые у ослабленных людей уже не было сил доставлять на кладбища, городские власти не допустили эпидемий. Благодаря принятым экстренным мерам, в блокадном городе удалось предотвратить массовое заболевание населения сыпным тифом.

— А как отнеслось к сопротивлению Ленинграда нацистское руководство?

— Как ни странно, подвиг города получил высокую оценку главарей гитлеровской Германии. В начале войны требовавшие уничтожения Ленинграда, в конце они ставили успешную оборону города в пример своим подчиненным. В январе 1945-го на одном из совещаний в Ставке Гитлер, раздраженный тем, что его генералы не проявляют должной стойкости, заявил: «Если у нас кто-нибудь начнет ныть, то я могу лишь сказать, представьте себя в положении русских в их ситуации в Ленинграде». А в феврале того же года, когда советские войска вышли на Одер и перед гитлеровским руководством встала задача защиты Берлина, Г.Гиммлер, назначенный командующим группой армий «Висла», под грифом «секретно» разослал командирам своих дивизий документ «Советские мероприятия по успешной обороне Ленинграда» с требованием, чтобы немецкие генералы взяли его за образец действий. Это хоть и косвенная, но высокая оценка врагом стойкости ленинградцев. 

Послесловие

Если бы Ленинград был сдан, то немецкий сапог, по выражению президента Франции Ф.Миттерана, до сих пор бы топтал мостовые Парижа. От себя добавлю: не только Парижа, но и Лондона, и Вашингтона, да и брусчатку Красной площади в Москве. Мы есть сегодня, потому что простые советские люди без трехсот сортов колбасы, крутых иномарок и смартфонов, но с искренней любовью к Родине, родному городу и друг другу не сдали Ленинград. Мы есть, потому что были они! Квинтэссенцию их подвига выразил писатель И.Эренбург: «Есть ли город, который перенес то, что перенес Ленинград в годы войны? Враги его терзали бомбами и снарядами, хроническими обстрелами и потрясением внезапных огневых налетов. У жителей не было ни света, ни тепла, ни воды. Что у них было? Гордость города, вера в Россию, любовь народа. И они победили... Нет в мире города, который столько жизней отдал для победы. Его история — история всей Отечественной войны: если мы вошли в Берлин, то это и потому, что немцы не вошли в Ленинград».

Беседовала Полина Корсунская

Вернуться к списку новостей