Кировский район в годы Великой Отечественной войны

Уважаемые читатели! Мы продолжаем цикл публикаций о жизни районов Ленинградской области в годы Великой Отечественной войны на основе материалов Ленинградского областного государственного архива в городе Выборге (ЛОГАВ). Сегодня рассказ о Кировском районе. Однако сразу оговоримся: на картах Ленинградской области времен Великой Отечественной войны Кировского района не было, так как он был образован только в 1977 году, поэтому говорить мы будем о Мгинском районе, территория которого ныне полностью входит в состав Кировского района.

В конце лета 1941 года немецкие войска замыкали кольцо вокруг Ленинграда. Происходило это с восточной стороны города. В ночь на 31 августа противник захватил поселок Мга, оборвав последнюю железнодорожную магистраль, связывавшую Ленинград со страной, и устремился на север, к Ладожскому озеру. 8 сентября был захвачен Шлиссельбург, и для города на Неве начался отсчет блокадных дней, в то время как часть Мгинского района оказалась в оккупации. На протяжении следующих двух с половиной лет в центральной части района шли активные боевые действия, однако его северо-западная территория осталась в тылу, хотя в декабре 1941-го и существовала угроза ее захвата. После поражения под Волховом вражеские войска пытались выйти к Ладожскому озеру и перерезать Дорогу жизни. В течение десяти дней ожесточенные бои шли в окрестностях железнодорожных станций Жихарево, Войбокало, у села Шум. Врага удалось остановить.

Весной 1942 года, когда линия фронта все еще находилась неподалеку, колхозники начали готовиться к севу. Необходимо было очистить поля от техники, похоронить погибших солдат, привести в порядок селения. Кроме того, предстояло отремонтировать 87 километров шоссейных и грунтовых дорог, для чего колхозы выделяли специальные бригады.

Многое делалось и для помощи блокадному Ленинграду. В июне 1942 года исполком Мгинского райсовета объявил о массовом сборе дикорастущих съедобных трав (щавеля, крапивы, кислицы, лебеды) и грибов. Предстояло собрать 580 центнеров трав и 65 центнеров грибов. «Вся продукция дикорастущих трав подлежит к отправке в Ленинград в свежем, сушеном и консервированном видах, грибы подлежат маринованию, засолу и сушке».

 

Дорога жизни

Продовольствие в блокадный город доставляли по Дороге жизни, часть которой проходила по Мгинскому району.

На юго-восточном побережье Ладожского озера расположена небольшая деревня Кобона. Оттуда 23 ноября 1941 года вышла колонна из 60 машин. Они преодолели по неокрепшему еще льду озера 30 километров до порта Осиновец во Всеволожском районе, и Ленинград получил 33 тонны муки. Так начала работать ледовая трасса, благодаря которой только за зиму 1941–1942 года из Ленинграда вывезли более полумиллиона жителей. К следующему лету на косе, находившейся недалеко от деревни, построили порт, и открылась водная трасса Кобона — Осиновец.

Самолеты противника неоднократно совершали налеты на порт Кобона, но остановить работу Дороги жизни не удалось.

 

Операция «Искра»

В январе 1943 года в результате операции «Искра» удалось освободить южный берег Финского залива — узкую полосу земли шириной всего в восемь–одиннадцать километров. В рекордно короткий срок здесь проложили временную железную дорогу, и в Ленинград пошли поезда с продовольствием — блокаду сумели прорвать.

Но боевые действия на территории Мгинского района не прекратились. Шло кровопролитное сражение за Синявинские высоты — пятидесятиметровую возвышенность, которая давала контроль над прилегавшей территорией.

18 января 1943 года был освобожден Шлиссельбург. Можно сказать, что город вымер: осенью 1941-го из него не успели эвакуироваться около семи тысяч человек, а дождались освобождения всего 320. Установленный в Шлиссельбурге оккупационный режим был очень жестоким. Под видом регистрации была проведена фильтрация населения: около восьмисот мужчин было направлено в лагерь военнопленных, находившийся в Чудовском районе Ленинградской области; свыше трех тысяч человек насильно мобилизовано на работы и вывезено из города. У населения изымали продукты питания. За время оккупации от голода и болезней умерло около двух с половиной тысяч человек. Неудивительно, что после освобождения города от немецкого топонима предпочли избавиться — уже 27 января 1944 года Шлиссельбург стали именовать Петрокрепостью.

Аналогичный режим фашисты установили и в других оккупированных ими населенных пунктах. Полностью Мгинский район был освобожден в январе 1944 года.

 

Возвращение к мирной жизни

За три года войны западная и центральная части района были фактически превращены в руины. Районный центр — поселок Мга — был уничтожен полностью. Его освободили 21 января 1944-го, а 30 марта на заседании райисполкома утвердили перечень зданий, которые предстояло возвести: дом советов, несколько жилых домов, школу, больницы. К осени того же года Леноблпроект разработал генеральную схему планировки и застройки поселка, причем, по расчетам, спустя восемь лет, к 1952 году, там должно было проживать уже около десяти тысяч человек.

Восстанавливать, а зачастую строить заново предстояло и ряд промышленных предприятий. В 1930-е годы Мгинский район активно развивался. По плану ГОЭЛРО здесь построили ГЭС №8, тогда же был основан рабочий поселок для строителей и энергетиков Невдубстрой (будущий город Кировск). ГЭС №8 находилась в считанных километрах от Невского пятачка — легендарного плацдарма наших войск на левом берегу Невы, который удалось захватить в сентябре 1941-го, а через год, в сентябре 1942-го, пришлось брать снова. В ходе непрекращавшихся артиллерийских обстрелов здание электростанции было разрушено до основания. Значительный ущерб был нанесен и автоприцепному заводу в местечке Пелла.

В 1930-е годы во Мгинском районе появились два крупных торфопредприятия — «Синявино» и «Назия». В сентябре 1941-го в рабочие поселки торфопредприятия «Синявино» вошли немецкие войска. В фондах ЛОГАВ находится протокол допроса одного из местных жителей районной комиссией по расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. В нем рассказывается о событиях тех дней: «19 сентября немецкие оккупанты арестовали всё мужское население в возрасте от 16 до 50 лет, в том числе был арестован и я, В.В. Лисичкин; нас перевезли на 6-й поселок торфопредприятия «Синявино», где заперли в бане на замок… Было так тесно, что не было возможности стоять на ногах; тех, кто не поместился в бане, посадили рядом в сарай; среди мирных жителей были и военнопленные красноармейцы… 20 сентября нас всех увезли на станцию Мга и поместили в лагерь военнопленных, обнесенный колючей проволокой; питание давали в день по 100 граммов хлеба и 0,5 литра супу, суп был очень жидкий. Работать заставляли по двенадцать часов и более…»

В 1941–1943 годах в районе Синявинских болот велись ожесточенные кровопролитные бои, вследствие чего вся инфраструктура торфопредприятия «Синявино» была уничтожена. В фондах архива есть документ от 10 января 1944 года — «Перечень зданий, имевшихся к началу Отечественной войны на торфопредприятии «Синявино», с указанием разрушений, полученных во время войны». Из девяти поселков, в которых находились 174 жилых дома, 28 производственных зданий, 7 школ, 2 больницы, 6 медпунктов, 2 амбулатории, несколько яслей и детских садов, а также аптеки, магазины, столовые, бани и клубы, не уцелело ничего. Ущерб, нанесенный предприятию, оценили в 80 миллионов рублей.

Предприятие «Назия» оказалось в несколько лучшем положении. Ущерб от артиллерийских обстрелов, зажигательных и фугасных бомб здесь также был значительным, однако из одиннадцати рабочих поселков шесть всё же уцелели. Из 273 домов было разрушено 202, но сохранились 2 школы, 2 больницы (на начало войны их было 6), ясли и детский сад. Предприятие продолжало работать, добыча торфа не прекращалась, и с апреля 1943 года он стал поступать в Ленинград. В 1944-м на предприятии «Назия» трудилось уже порядка восьми–десяти тысяч человек.

Весной 1944 года во Мгинском районе начали возрождать и сельское хозяйство, поскольку колхозы и деревни тоже сильно пострадали в ходе боевых действий. В местах самых ожесточенных боев некоторые населенные пункты были попросту стерты с лица земли!.. Памятник «Призрачная деревня», установленный на мемориальном военно-историческом комплексе «Невский пятачок», на месте, где до войны находилась деревня Арбузово, посвящен всем населенным пунктам, уничтоженным фашистами на территории нынешнего Кировского района.

На оккупированной территории оказались 38 колхозов. Многие из них в 1941 году удалось эвакуировать. После освобождения района колхозники вернулись и стали спешно готовиться к посевным работам. Работы шли медленнее, чем планировалось. В октябре 1944-го на заседание райисполкома был вынесен вопрос о недостаточном количестве минеров и принято решение до конца года обучить еще сто человек, а также вернуть обученных ранее и «запретить впредь отрыв их кем бы то ни было с работ по разминированию и сбору трофеев».

Люди вернулись в родные места, но многих встретили разрушенные дома. Населению старались оказать социальную поддержку: колхозникам, приехавшим из эвакуации, выдавали хлеб; семьям предоставляли субсидии на восстановление домов или новое строительство; многодетным матерям назначали пособия. Тем не менее, восстановительные работы шли медленно. Летом 1944 года райисполком обратил пристальное внимание на условия проживания рабочих совхоза «Красный Октябрь» — они жили в землянках. «Все землянки во время дождя протекают, в некоторых из них отсутствуют полы. Часть землянок заселена чрезмерно, вследствие чего состояние их антисанитарное. Девятнадцать землянок совершенно не пригодны для жилья зимой». Райисполком обязал председателя совхоза к сентябрю–октябрю 1944 года построить общежития с необходимыми удобствами.

На восстановление района потребовались годы, даже десятилетия, настолько тяжелы были раны, нанесенные войной.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Материалы предоставлены ведущим архивистом ЛОГАВ Ольгой Кривенковой

Подготовила Елена Суралёва

Вернуться к списку новостей