Блокада Ленинграда. Часть 4.

Часть 1

Часть 2

Часть 3

МУЗА БЛОКАДНОГО ЛЕНИНГРАДА

Музой блокадного Ленинграда называют поэтессу Ольгу Фёдоровну Берггольц. По ее проникновенным стихам (читая которые, духовно чуткий читатель непременно обливается слезами) можно изучать историю блокады города.

 

Голос осаждённого города

В августе 1941 года О.Берггольц («обаятельный сплав женственности и размашистости, острого ума и ребячьей наивности»), по направлению секретаря Ленинградского отделения Союза писателей СССР Веры Кетлинской, устроилась на работу в литературно-драматическую редакцию Ленинградского радио. Ежедневно в городском радиоэфире раздавалось: «Внимание! Говорит Ленинград! Слушай нас, родная страна. У микрофона — поэтесса Ольга Берггольц». Ее голос успокаивал, отогревал, вдохновлял ослабевших от недоедания и болезней ленинградцев, которые уже не могли выйти из дома. Вопреки стараниям врага, который морил голодом, устрашал бомбежками и артналетами и жаждал расчеловечивания жителей непокорного города, она «как сестра и мать» требовала от своих слушателей: будьте сильнее страха смерти, живите, боритесь и побеждайте!

Проникновенный голос О.Берггольц стал голосом долгожданного друга в застывших и темных блокадных ленинградских квартирах; он стал голосом самого Ленинграда, а она — поэтом, олицетворявшим стойкость осажденного города.

Ее голос давал духовные силы для борьбы с врагом не только ленинградцам, но и всем измученным войной жителям страны. Поэт П.Антокольский писал: «Когда в начале 1942 года в Москве я впервые услышал по радио звучавший из блокадного Ленинграда голос Ольги Берггольц, это стало большим событием не только в моей жизни, но и в жизни многих других людей, на фронте и в тылу… Юный женский голос говорил правду и только правду, без прикрас, без преувеличения, без надрыва. И если при этом он звучал на ритмичной волне (ведь она читала стихи) — значит, в скромную обыденность речи вошло искусство, оно насквозь пронзало женскую речь».

О.Берггольц вела со слушателями каждодневный диалог — ленинградцы никогда не выключали радио. Передатчикам не хватало мощности из-за дефицита электроэнергии, и потому радио, по свидетельствам блокадников, не говорило, а шептало. Но опухшие от голода, еле живые люди, у которых уже не было сил подняться и пойти на работу или на учебу, слушали слова, которые по своей жизненной необходимости были равны пайке блокадного хлеба. Негромкий голос поэтессы нес им духовное спасение.

 

Живое слово поэта

В стихах, которые писала, а затем читала по радио Ольга Берггольц, рассказывалось о жизни осажденного города, о рядовых ленинградцах, чаще всего — женщинах, например, о дежурной МПВО на крыше во время воздушной тревоги или соседке по квартире. Эти образы помогали поэтессе беседовать по душам с невидимыми слушателями, а им, жителям осажденного города, оставшимся без света и тепла, воды и хлеба, среди рвавшихся бомб и снарядов, горевших зданий и дымившихся руины, они помогали сохранять искру жизни. Звучавшие в радиоэфире стихи поддерживали ленинградцев, давали им духовные силы, вселяли уверенность в освобождение, в Победу.

Стихи О.Берггольц предельно достоверно описывали блокадный быт и были созвучны чувствам ленинградцев, ибо их писала женщина, которая страдала вместе со всеми, недоедала, склонялась при свете коптилки над тетрадью, дула на замерзшие руки, согревая дыханьем непослушные пальцы. Стихи оплакивали погибших. И, может быть, уже тогда зародились слова, которые спустя годы были высечены на Мемориальной стене Пискарёвского кладбища, где похоронены многие жертвы блокады, — «Никто не забыт, ничто не забыто».

Поэт М.Дудин, служивший на Балтфлоте, вспоминал, какое потрясающее впечатление оказали на него пронзительные стихи О.Берггольц: «Она, сама того не понимая, стала живой легендой, символом стойкости. Ее голос был для ленинградцев кислородом мужества и уверенности; мостом, перекинутым через мертвую зону окружения; он помогал соединять пространства и души в один общий порыв, в одно общее усилие. И этот опыт трагедии заставлял находить безошибочно точные слова — слова, равные пайке блокадного хлеба. И эта жизнь в самой обыденности подвига была чудом и остается чудом, возвеличивающим человеческую душу».

Ольга Берггольц выступала не только по радио, но и перед рабочими в заводских цехах, перед ранеными в госпиталях, перед бойцами на переднем крае обороны. Ее стихи помогали мобилизовать на сопротивление врагу все силы ленинградцев, объединить их в единый город («нас вместе называют — Ленинград»), не дать людям «превратиться в оборотня, зверя».

 

Но тот, кто не жил с нами, — не поверит,

что в сотни раз почетней и трудней

в блокаде, в окруженье палачей

не превратиться в оборотня, в зверя…

 

Нельзя не согласиться с проникновенными словами, которые сказал о поэтессе автор «Блокадной книги», писатель Даниил Гранин: «В истории Ленинградской эпопеи она стала символом, воплощением героизма блокадной трагедии. Ее чтили, как чтут блаженных, святых».

Геннадий Москвин

(продолжение следует)

 

 

Ольга Фёдоровна БЕРГГОЛЬЦ

(3 (16) мая 1910 — 13 ноября 1975)

Поэтесса, прозаик, драматург, журналист, член Союза писателей СССР. Лауреат Сталинской премии, кавалер орденов Ленина и Трудового Красного Знамени. Учились на Высших курсах при Институте истории искусств. Окончила филологический факультет Ленинградского университета.

Первое стихотворение Берггольц — «Ленин» — было напечатано в газете «Красный ткач» в 1925 году. В 1926-м ее стихи похвалил К.Чуковский, сказав, что в будущем она станет настоящей поэтессой.

В 1938 году Берггольц была арестована по обвинению «в связи с врагами народа», проходила по делу «Литературной группы», которое было сфальсифицировано бывшими работниками УКГБ по Кировской области. В 1939-м — освобождена и полностью реабилитирована.

Потеря одного за другим четверых детей, расстрел первого мужа, поэта-песенника Бориса Корнилова и тюрьма сильно подорвали здоровье Берггольц, но в годы Великой Отечественной войны она осталась в осажденном Ленинграде, жила в доме №7 по улице Рубинштейна и трудилась на радио. В январе 1942 года умер от голода второй муж Ольги, литературовед Николай Молчанов. Но, несмотря на личное горе, в это время Берггольц создала свои лучшие поэмы, посвященные защитникам Ленинграда, — «Февральский дневник» и «Ленинградскую поэму»; а в 1943-м написала сценарий фильма о бытовых отрядах блокадного города, в итоге переработанный в пьесу «Они жили в Ленинграде». После войны вышла книга Берггольц «Говорит Ленинград».

О.Берггольц похоронена на Литераторских мостках Волковского кладбища в Санкт-Петербурге. Ее именем названы улица в Невском районе города и сквер во дворе дома №20 по набережной Чёрной речки. На доме №7 по улице Рубинштейна есть мемориальная доска, при входе в Дом радио (Итальянская ул., 27) установлен бронзовый барельеф, во дворе Ленинградского областного колледжа культуры и искусства (Гороховая ул., 57а), где в годы Великой Отечественной войны был госпиталь, — памятник, а в школе №340 Невского района — открыт музей Ольги Берггольц.

Вернуться к списку новостей