Блокада Ленинграда. Часть 6

Часть 1

Часть 2

Часть 3

Часть 4

Часть 5

 

Размышления историка о гранях духовного подвига ленинградцев

Партизанский продовольственный обоз

В голодное весеннее время 1942 года от колхозников Порховского, Дедовичского и Белебелковского районов Партизанского края в Ленинград пришел продовольственный обоз с тремя тысячами пудов муки, мяса и масла, спасший жизни десятков тысяч ленинградцев.

Жители Партизанского края с тревогой следили за героической борьбой ленинградцев с осадившим их врагом. В феврале 1942-го на расширенном совещании командно-политического состава партизанских отрядов совместно с руководителями районных партийных организаций, на котором было заслушано сообщение начальника партизанского отдела Северо-Западного фронта А.Асмолова о военно-политическом положении в стране и блокадном Ленинграде, комиссар партизанской бригады С.Орлов предложил обратиться к населению Партизанского края с призывом отправить ленинградцам обоз с продовольствием. Участники совещания поддержали предложение комиссара.

Ответственность за сбор была возложена на оргтройку Дедовичского района. «После совещания, — вспоминал председатель этой оргтройки А.Поруценко, — я сразу же послал в деревню Круглово ординарца Толю Шеборшина с запиской к E.Петровой и В.Лильбоку, в которой кратко сообщал о принятом решении и просил, чтобы они, не дожидаясь меня, связались с сельсоветами, секретарями парторганизаций и начали работу».

В колхозах, сельсоветах, отдельных деревнях — всюду проходили собрания и митинги. Колхозники привозили на сборный пункт помощи всё, что могли: кто-то — мешок пшеницы или куль ржи, кто-то — ведро крупы, кто-то — тушу мяса или банку меда. С большой опасностью для жизни колхозники, проживавшие на оккупированных территориях, минуя вражеские кордоны, доставляли продовольствие на партизанскую базу в деревне Нивки Дедовичского района. Там было собрано более трех тысяч пудов продовольствия. Колхозники Дедовичского района снарядили для доставки продовольствия ленинградцам 161 подводу, Белебелковского района — 37, Ашевского и Поддорского районов — 25.

Была сформирована делегация, которой было поручено доставить продовольствие ленинградцам и передать в фонд Красной Армии 127 тысяч рублей, собранных населением Партизанского края. В состав делегации вошли двенадцать партизан и десять колхозников. 5 марта 1942 года из деревни Нивки начали свой путь 223 подводы, разделенные на семь групп. Среди возчиков-добровольцев было 30 женщин.

Обозу предстояло пересечь линию фронта, которая проходила через Рдейские болота, считавшиеся непроходимыми. Двум партизанским отрядам, заблаговременно выдвинутым к линии фронта, поручалось обеспечить для обоза безопасный переход через фронт. Двигаться приходилось только ночью. Однажды вражеские самолеты обстреляли деревню Березняки, где обоз остановился на дневку. Загорелись два дома. Но ни возчики, ни охрана обоза, ни население деревни, своевременно предупрежденное о необходимости соблюдать меры предосторожности, ничем не демаскировали спрятанные подводы.

15 марта обоз подошел к линии фронта и до вечера укрывался в лесу. Ночью по сигналу ракеты партизанские отряды, заранее ознакомленные с участком обороны врага, оттеснили оборонявшийся там немецкий батальон и образовали свободный коридор шириной в полтора километра. В него и устремился обоз с продовольствием. Партизаны успешно отбили контратаки прибывшей немецкой пехоты. Почти всю ночь сохранялся коридор, по которому без потерь прошел весь обоз. Несколько раненых бойцов охраны были немедленно отправлены в армейский госпиталь.

За линией фронта продовольствие с подвод перегрузили на грузовые автомашины. Делегация Партизанского края была доставлена на станцию Всеволожская, где ее торжественно встретили руководители Ленинградской обороны: секретарь Ленинградского обкома ВКП(б), руководитель областного партизанского штаба M.Никитин, 1-й секретарь Ленинградского горкома партии А.Кузнецов, председатель Ленгорисполкома П.Попков, председатель Леноблисполкома Н.Соловьёв и заместитель председателя Совета народных комиссаров СССР А.Косыгин.

По прибытии в Ленинград делегация вручила секретарю ЦК ВКП(б) А.Жданову письма от партизан и населения Партизанского края и чек на 127 тысяч рублей, которые были собраны в фонд Красной Армии и сданы в Валдайское отделение Госбанка. Затем делегацию тепло встретили представители героического города и его защитники. В конце апреля партизанская делегация возвратилась с ответным письмом ленинградцев жителям Партизанского края, в котором ленинградцы сердечно благодарили их за братскую помощь.

16 марта главная газета страны «Правда», отмечая самоотверженность населения Партизанского края, снарядивших и доставивших продукты героическому городу, в передовой статье писала: «Навсегда останется в памяти волнующая картина этих двухсот подвод, которые по глухим дорогам, с величайшей опасностью для жизни возчиков, безвестных колхозников, везут продовольствие для братьев в Ленинград».

В память об этом подвиге жителей Партизанского края в нашем регионе установлена памятная дата –- День партизанской славы Ленинградской области, который отмечается 29 марта.

Обошлось без эпидемий

Одна из малоизвестных страниц блокады — борьба городских властей с эпидемиями и болезнями. Из мировой истории известно, что длительная осада крепостей и городов всегда сопровождалась массовыми эпидемиями. Но власти Ленинграда сумели предотвратить неизбежные при любой блокаде эпидемии, несмотря на то, что в первую холодную блокадную зиму во всех домах замерзла канализация и все морги, подвалы госпиталей, больниц и домов зимой 1941–1942 года были буквально завалены трупами умерших от голода ленинградцев, ибо не хватало ни сил, ни средств, чтобы доставить их на кладбища и захоронить.

Городские санитарные службы не только успешно боролись с главным спутником плохого питания — цингой, но и не допустили распространения холеры, брюшного и сыпного тифа, практически сразу купируя очаги этих болезней. С помощью милиции в городе удалось развернуть сеть санпропускников, эффективная работа которых сыграла решающую роль в выявления больных и локализации распространения заразных заболеваний.

Это было настоящее чудо: в течение всей блокады в Ленинграде не было зафиксировано ни одной серьезной вспышки какого-либо инфекционного заболевания! Мало того, заболеваемость в осажденном городе даже снизилась по сравнению с еще мирным 1940-м. Согласно отчету Ленгорздравотдела от 5 января 1942 года, в 1940-м брюшным тифом переболели 143 ленинградца, а в 1941-м — на 29 человек меньше; в 1940-м дизентерию перенесли 2086 человек, а в 1941-м — 1778; более чем в два раза сократилось количество случаев заболевания скарлатиной, дифтерией и коклюшем. В 1943 году в Ленинграде впервые не было отмечено ни одного случая смерти от кори. Показатели смертности от скарлатины, коклюша, дифтерии, гриппа, цереброспинального менингита после подъема в 1942-м в 1943-м упали до уровня более низкого, чем в довоенные годы. Смертность от остроинфекционных заболеваний в 1943 году понизилась до 14,2 на 10 тысяч населения против 20 в 1941-м и 159,9 — в 1942-м.

Решающую роль в борьбе с эпидемиями сыграли весенние общегородские субботники и воскресники 1942 года, когда на очистку подъездов, подвалов, дворов, улиц и проспектов от мусора, оттаивающих трупов, бытового мусора и грязи вышел весь Ленинград — почти 800 тысяч жителей.

11 февраля 1942 года была создана чрезвычайная противоэпидемическая комиссия во главе с председателем Ленгорисполкома П.Попковым. Было принято решение «О мобилизации населения в порядке трудовой повинности на работы по очистке дворов, улиц, площадей и набережных Ленинграда». Уборка началась 27 марта и закончилась 15 апреля. Руководители города, секретари райкомов и председатели райисполкомов знали, что сделать это необходимо во имя спасения от эпидемий и болезней, которые неминуемо пришли бы с весенним теплом, но не понимали, каким образом эти люди, высохшие, вялые от слабости, похожие на призраков, смогут справиться — вручную, без механизмов и машин — с гигантским объемом работы. Однако ленинградцы справились! В течение нескольких весенних недель они прибрали город, наведя в нем образцовый порядок.

15 марта в общегородском воскреснике участвовало более 100 тысяч человек. Улицы и площади на тот момент еще оставались под толстым слоем снега и льда, доходившим до полуметра высотой. По обочинам трамвайных путей сколотый лед образовал валы выше человеческого роста. С 27 марта горисполком мобилизовал на очистку города всё трудоспособное население. В первый день на уборку вышли 143 тысячи человек, 31 марта — 304 тысячи, 4 апреля — свыше 318 тысяч. К 15 апреля было очищено свыше 3 млн квадратных метров улиц и площадей и более 12 тысяч дворов; вывезено за город около 1 млн тонн нечистот, мусора, снега и льда; собрано и захоронено около 13 тысяч трупов. Основную массу снега и мусора вывезли на санках, тележках, листах фанеры и старого кровельного железа. Это позволило с 15 апреля запустить пять маршрутов трамвая, связавших дальние районы города с центром. По воспоминаниям современников это был настоящий праздник, когда по Невскому проспекту, очищенному от глыб льда, пошел первый трамвай. Поэт Н.Тихонов писал: «Люди бросили работать, смотрели, как дети на игрушку, на бежавший по рельсам вагон, и вдруг раздались аплодисменты — это ленинградцы овацией встречали первый воскресший трамвай. А вожатая вела вагон и стряхивала слезы, которые набегали на глаза. Но это были слезы радости, и она вела вагон и плакала, и не скрывала этих слез».

Геннадий Москвин

(окончание следует)

Вернуться к списку новостей