Пеллинские казармы. Что это было? Часть восьмая.

Часть 1 Часть 2 Часть 3 Часть 4 Часть 5 Часть 6 Часть 7

В 2019 году исполнилось двести лет, как завершилась история пеллинского проекта Императрицы Екатерины II и началась столетняя история Пеллинских казарм, насыщенная многочисленными событиями и именами, знакомство с которыми позволяет погрузиться в атмосферу исторического прошлого нашей малой родины:

 

В 1885 году вышел из печати десятый (и, как оказалось, последний) сборник историко-статистических сведений о Санкт-Петербургской епархии. В разделе, посвященном пеллинской приходской церкви святого Иоанна Милостивого, священник этой церкви Николай Разумовский сообщал, что после того, как пленные турки покинули Пеллинские казармы, там были размещены два телеграфных парка, а в 1880-1881 годах казармы занял 1-й железнодорожный батальон. О пребывании этих воинских частей в Пелле мало что известно. Тем не менее, было бы полезно иметь хотя бы некоторое представление об этих воинских формированиях, их предназначении и составе на момент пребывания в Пелле.

XIX век ознаменовался созданием электрических средств связи, открывших большие возможности как для гражданского управления внутри государства, так и для обеспечения управления войсками. Первая большая телеграфная линия протяженностью 655 километров соединила в 1852 году Петербург с Москвой. Начавшаяся Крымская война (1853–1856) ускорила постройку телеграфных линий на стратегических направлениях. Во втором полугодии 1854-го была срочно построена линия Москва — Киев, а в сентябре 1855-го — линия, связавшая Киев с Симферополем. Так Петербург получил связь с югом страны. К концу 1855 года протяженность телеграфных линий в России составляла более пяти тысяч километров.

В 1854 году, по заказу Русского военно-инженерного управления, в Вене была изготовлена материальная часть для военно-походного телеграфа, состоявшая из двух аппаратов Морзе, медной проволоки длиной 17,6 километра для подвешивания на шестах, батареи и обоза для перевозки имущества. Размещались эти телеграфные аппараты в специальных каретах. Применение этих технических средств позволяло с помощью электрического телеграфа организовать в действующей армии не только связь со Ставкой, но и управление войсками непосредственно на театре военных действий.

Для практической реализации возможностей, предоставлявшихся электрическим телеграфом, в действующей армии стали создаваться специальные воинские формирования, названные военно-телеграфными парками. К началу войны с Турцией в 1877 году в российской армии было уже девять таких парков.

Каждый из них имел в своем составе по шесть телеграфных станций и имущество, обеспечивавшее возможность построения и содержания линии связи длиною до ста верст. Телеграфная станция размещалась в специальной станционной карете, где находились два телеграфных аппарата системы Морзе — рабочий и запасной, две гальванические батареи из двенадцати элементов каждая, а также наборы запасных частей и инструмента, необходимых для ремонта телеграфного аппарата. Имущество для устройства и обслуживания линии связи и необходимый инструмент размещались в двадцати четырех специальных повозках, имевших также специальные приспособления для посадки десяти или четырнадцати человек личного состава. Если к этому добавить еще три провиантские повозки, то обоз военно-телеграфного парка составляли тридцать три кареты и повозки.

Что касается личного состава, то существовало два варианта штатного расписания — для военного и мирного времени. Второй вариант предусматривал значительное сокращение нижних чинов. Соотношение строевых нижних чинов составляло 283 и 67 человек в военное и мирное время соответственно, а нестроевых — 73 и 2. Число же штаб- и обер-офицеров менялось мало — 8 и 7. Командиром телеграфного парка мог быть как полковник, так и подполковник.

В мирное время телеграфные парки входили в состав саперных бригад, а в военное находились в распоряжении начальников штабов тех отрядов, к которым были отнесены. Материальная же часть и обоз всегда, вне зависимости от времени, должны были пребывать в состоянии полной готовности.

С началом войны с Турцией на фронт были отправлены шесть военно-телеграфных парков, четыре из них непосредственно участвовали и отличились в боевых действиях. Два военно-телеграфных парка — №1 и №2 — находились в резерве. После прекращения боевых действий они первыми вернулись с войны и, уже будучи в составе 1-й саперной бригады, были временно размещены в Пелле.

В марте 1879 года на имя санкт-петербургского губернского инженера поступило сообщение, что, по распоряжению штаба войск гвардии и Петербургского военного округа, на днях «из Москвы в незанятую часть казарм мызы Пеллы прибывает 1-й железнодорожный батальон». По этому случаю в сообщении содержалась просьба «сделать соответствующее распоряжение о приведении их [казарм] в должный вид».

Опыт войны с Турцией показал, какое значение в достижении успеха играют железнодорожные транспортные коммуникации, существовавшие не только внутри России, но и введенные в эксплуатацию там, где непосредственно велись боевые действия. Ввод в эксплуатацию железных дорог на территориях Румынии и Болгарии, сохранение их в исправном состоянии, а в некоторых случаях и строительство новых отдельных участков — заслуга специальных инженерных частей, названных железнодорожными батальонами. Один из них, имевший номер №3, был создан накануне войны, в ноябре 1876 года, а два других — №2 и №4 — уже в ходе войны, весной и летом 1877-го.

Каждый батальон состоял из четырех рот: двух строительных и двух эксплуатационных. Штатное расписание предусматривало наличие в батальоне 1066 человек личного состава. Среди них должно было быть 24 офицера, 14 инженеров путей сообщения, 4 чиновника телеграфного ведомства, 6 гражданских чиновников, 4 техника, 2 врача и нижние чины разных специальностей (дорожные мастера, путевые рабочие, машинисты, кочегары, кузнецы, слесари, плотники и прочие).

В мае 1878 года, уже после прекращения боевых действий, по особому распоряжению Главного штаба в Москве был сформирован железнодорожный батальон №1, который включили в состав 1-й саперной бригады. Местом временной дислокации ему назначили мызу Пеллу в пригороде столицы.

Губернскому архитектору Фортунатову было поручено безотлагательно провести осмотр незанятой части Пеллинских казарм и в случае необходимости ремонта составить на оный смету. Осмотр выявил необходимость ряда исправлений, на выполнение которых была выделена сумма в размере 1716 рублей 10 копеек.

Однако ввиду ветхости зданий деревянных казарм осенью 1879 года вновь возникла необходимость в ремонте. В ноябре командир 1-го железнодорожного батальона полковник Альбертов сообщал в Губернский распорядительный комитет, что «в казарменном помещении, занятом вверенным ему батальоном, во многих местах обвис потолок, так что края отстали от стен, и угрожает опасностью обрушения; кроме того во всех казармах рамы находятся в крайнем беспорядке и негодны для вставки их на зиму». Для исправления вновь выявленных повреждений из казны в очередной раз была отпущена сумма в размере 1179 рублей 13 копеек.

Значительное разрастание российской железнодорожной сети в 1870-х привело к тому, что поезда стали основным транспортным средством во время поездок императора по стране. В связи с этим в целях обеспечения безопасности возникла необходимость не только особого отношения к содержанию и обслуживанию этих поездов, но и к охране железнодорожных путей и путевого хозяйства на маршрутах их следования. Последнее приобретало особую актуальность, поскольку в стране нарастала волна политического терроризма, начало которому положил выстрел Каракозова в Александра II в апреле 1866 года.

Существовавшие на тот момент инструкции по охране императора предусматривали засекречивание всей информации, касавшейся его передвижений по железной дороге. На маршрут выпускались одновременно два внешне совершенно одинаковых поезда — царский (литер А) и свитский (литер Б), которые периодически менялись местами. Обслуживающий персонал этих поездов и личный состав железнодорожных бригад, в том числе обслуживавший поезда в мастерских, комплектовался из нижних чинов недавно сформированного и для этих целей тоже 1-го железнодорожного батальона. После гибели Александра II в результате террористического акта 1 марта* 1881 года организация императорской охраны на железных дорогах претерпела изменения. В дополнение к действовавшим были выработаны дополнительные правила для «поездов особой важности».

Что касается 1-го железнодорожного батальона, то в мае того же года он был выведен из состава 1-й саперной бригады и подчинен дворцовому коменданту. Одновременно батальону была поручена постоянная охрана железнодорожных путей, соединявших столицу с загородными императорскими резиденциями. Постепенно роты батальона стали покидать Пеллу и устраиваться на новых местах по месту своей службы в Царском Селе, Гатчине и Стрельне.

Солдаты 1-го Железнодорожного батальона

 

 

 

Станция полевого телеграфа

 

 

 

 

Жетон 1-го Железнодорожного батальона

 

 

 

 

 

Юрий Егоров

(Продолжение следует)

 

Вернуться к списку новостей

Пеллинские казармы. Что это было? Часть одиннадцатая.

В 2019 году исполнилось двести лет, как завершилась история пеллинского проекта Императрицы Екатерины II и началась столетняя история Пеллинских казарм, насыщенная многочисленными событиями и именами, знакомство с которыми позволяет погрузиться в атмосферу исторического прошлого нашей малой родины.

Перепись населения: дети России

С 1 июня начинаются выплаты на детей от 3 до 16 лет. В мае президент России Владимир Путин подписал указ о дополнительных мерах социальной поддержки российских семей с детьми.